Войти | Регистрация | Вход необходим для полного использования сайта
 +18.3 °C
Свобода - это когда не нужно выбирать.
(В. Соловьев)
 

Развитие словообразовательных типов с аффиксом -çă (-çĕ, -ç) и пополнение лексики чувашского литературного языка в советскии период

    В современном чувашском литературном языке в аффиксальном словообразовании большой продуктивностью отличается аффикс -çă (-çĕ, -ç), который, присоединяясь к именам существительным, образует новые имена существительные со значением действующего лица. Если в русском языке в образовании имен существительных для обозначения действующего лица участвует более 60 суффиксов, то в чувашском языке этим суффиксам противостоит очень незначительная группа аффиксов. среди которых особое место занимает аффикс -çă(-çĕ, -ç). Изучение роли -çă(-çĕ, -ç) в истории чувашского словообразования даёт основание утверждать, что этот аффикс своей продуктивностью стал отличаться лишь в советский период развития языка, хотя по возрасту он является одной из наиболее древних служебных морфем.
    
    Аффикс -çă(-çĕ, -ç) и его диалектные (фонетические) варианты -чă(-чĕ, -ч), -ăç(-ĕç) генетически восходят к древнетюркскому -чы(-чи). Сапоставление старинных чувашских слов, обозначающих действующее лицо с древнетюркскими параллелями, зафиксированными в памятниках орхоно-енисейской письменности, позволяет говорить о том, что аффикс -çă(-çĕ, -ç) и его диалектные варианты в образовании производных имен участвуют с доисторических времен. Приведем некоторые параллели: чув. элчĕ «посол» ≈ др. тюрк. elěl «посол» от el «племенной союз», «народ» (ср.: наличие данной основы в составе чувашских топонимов Патăръел «Батырево», Тускел «Тоскаево», Этĕлъел «Аделькино» и т. п.), чув. евчĕ «сваха», «сват» ≈ др. тюрк. ev≈ев «жилище», «дом», «обитатели дома», «семья» (отсюда чув. авлан<евлен «обзавестись семьей», «жениться»), чув. ăрăмçă «заклинатель», «волшебник» от ăрăм «наговор». «волшебство» и др. тюрк. ïrïm «предсказание», «пророчсство», «гадание», чув. юмăç ≈ юмçă «знахарь», «ворожея» от юм «лечебное средство», «снадобье», «колдовство» (ср.: им-юм с тем же значением, отсюда имле «лечить» ≈ юмла «лечить колдовством») ≈ др. -тюрк. eměl «лекарь» от em «лечебное средство», чув тарçă «наемный работник», «слуга» от тар «наем», «труд по найму», «аренда» ≈ др. тюрк. terči «работник», «батрак»,чув. пулăç «рыбак» от пулă «рыба» ≈ др. тюрк. balïgčï «рыбак» от balïg «рыба» и т. п. В отдаленные времена создавались чувашские çĕвĕç «портной», «швец», атăçă «сапожник», тирçĕ «скорняк». тимĕрçĕ «кузнец», пăхăрçă «медник», пĕвевçĕ «красильщик», чăптаçă «ткач рогож» и т. п. Однако подобных образований в чувашском языке немного.
    
    В70—80-х гг. XIXв. впериод становления современного литературного языка были предприняты попытки оживить словотворчество при помощи-çă(-çĕ,-ç).В результате появились неологизмы кĕнекеçĕ «книжник», çăлтăрçă «звездочет», «астролог», пĕлĕмçĕ «знаток», «ученый»,сыхлавçă «охранник»,«хранитель» и некоторые другие. Но в количественном отношении они были так незначительны, что не дали ощутимого импульса для повышения продуктивности рассматриваемого аффикса. При необходимости номинации деятеля язык обходился главным образом двучленными сочетаниями, состоящими из прямого дополнения или обстоятельства и причастия на -акан(-екен), как, например, тырă выракан «жнец», авăн çапакан «молотилыцик», утăçулакан«косарь»,пиртĕртекен«ткачиха»,кĕпеçăвакан «прачка», катка-пичке тăвакан «бондарь» и т. п. Даже при наличии одночленного наименования язык в силу привычки широко пользуется двучленными сочетаниями-синонимами, как, например, атăçă — атă çĕлекен «сапожник»,тирçĕ — тиртăвакан «скорняк», чăптаçă — чăпта çапакан «ткач рогож», лавçă — лавва каякан «возчик», сутăç — сутă тăвакан «торговец» и т. д.
    
    После Октябрьской социалистической революции в результате крупных сдвигов в социально-экономической, общественно-политической жизни народа, индустриализации страны, коллективизации сельского хозяйства, интенсивного развития науки и культуры появилась масса новых явлений, понятий и предметов, которые потребовали словесного обозначения их в языке. В этих условиях большую активность проявил словообразовательный аффикс -çă(-çĕ, -ç). В первые же десятилетия Советской власти чувашский литературный язык породил множество неологизмов с аффиксом -çă(-çĕ, -ç). Все они создавались по готовой модели, но в структурно-семантическом отношении в образованиях данного круга имен обнаружились новые словообразовательные значения. Это нетрудно заметить, если проследить все словообразовательные типы, какие существовали до революции и какие мы имеем в современном литературном языке. Но прежде чем приступить к их классификации, нужно уяснить, что мм имеем в виду, когда говорим о словообразовательном типе. Под словообразовательным типом мы понимаем такую схему строения производных слов, которая характеризуется общностью способа словообразования, общностью части речи производящей основы и, в-третьих, общностью семантического соотношения между производными и производящими. Например, шăпăрçă «пузырист» и чĕлĕмçĕ «курильщик трубки» образованы при помощи одного и того же аффикса, в обоих случаях производящая основа является именем существительным и в обоих случаях производное обозначает действующее лицо, а производящее — инструмент или орудие, которым пользуется это лицо. Следовательно, данные производные относятся к одному словообразовательному типу. Возьмем другую пару слов: хуралçă «охранник» и йĕлтĕрçĕ «лыжник». Как и у вышеприведенной пары, производящие основы данных слов относятся к именам существительным, оба образованы при помощи словообразовательного аффикса -çă(-çĕ), но семантические отношения между производными и производящими у слов хуралçă и йĕлтĕрçĕ не однозначны. У производного хуралçă производящее называет имя действия, а у производного йĕлтĕрçĕ производящее обозначает средство передвижения. Следовательно, производные хуралçă и йĕлтĕрçĕ не относятся к одному и тому же словообразовательному типу. Отправляясь с этих исходных позиций и в то же время сознавая, что между этими типами четкой грани нет, все условно, относительно и подвижно, мы попытались выделить в современном чувашском литературном языке следующие типы словообразований с аффиксом -çă(-çĕ, -ç).

1.Новообразования, производное которых обозначает действующее лицо, производящее — результат действия

    С данным словообразовательным значением в дореволюционном чувашском языке существовало более двух десятков слов. Они обозначают носителя занятий, профессий, склонностей, способностей и привычек. Примеры: сыхчă «стражник», хуралçă «охранник», «стражник», сунарçă «охотник», атăç «сапожник», çĕвĕç «портной», пĕвевçĕ «краситель», сутăç «торговец», кĕлĕмçĕ «попрошайка», «нищий», вăйăç «музыкант», сăвăç «поэт», «певец», халапçă «говорун», сăмахçă «говорун», мыскараçă «шутник», «комик», суеç «лжец», ултавçă «обманщик», элекçĕ «клеветник», «сплетник», тарапçă «капризуля», чăхăмçă «упрямец» и т. п.
    
    В советский период развития языка продуктивность этого типа словообразования заметно повысилась. По его модели были созданы следующие имена существительные.
    
Вĕрентӳçĕ «учитель», «проповедник», «наставник» от неологизма вĕрентӳ «учение», «проповедь», «наставление», появилось в начале 20-х гг.
    
    Эпĕ реальнине вĕрентӳçе кĕрсен тин вăл кĕнекесем куçарма тапратрĕ («Канаш», 1920, 6 июня) «Переводом книг он стал заниматься лишь после того, как я стал работать учителем в этой реальной школе». Пăлхавăр самани тапрансан, вăл Ĕпхӳ хулинче чăваш вĕрентӳçисене хатĕрлекен шкул пуçлăхĕ пулса тăнă («Канаш», 1933, 12 января) «После революции он стал директором чувашской учительской школы в Уфе». Вĕрентӳçĕ зафиксировано в СЧЯАш5 (1930), ср.: Вĕрентӳç, вĕрентӳçĕ учитель, (неолог.). Хăвăн ăшă сăмахна, вĕрентӳç, эс ан хĕрхен [Не жалей ты, учитель, ласковых слов].
    
    До революции в значении «учитель» употреблялась причастная форма вĕрентекен. Это субстантивированное причастие в терминологическом значении находим в дореволюционной учебной и церковно-религиозной литературе, а также в газете «Хыпар», ср.: Эпĕ çырăва вĕренесшĕн те, анчах начар пĕлетĕп, вĕрентекен каланине ăнланаймастăп... (Букварь, 1880, с. 33—34) «Я хочу научиться грамоте, но плохо разумею, не понимаю объяснений учителя». Пурте пĕрле пухăнса канашлаççĕ, пĕр майлă пулаççĕ, Çĕр тытакансем, çĕр пур улпутсем пĕрле пухăнаççĕ; хуçа тавраш, суту-илӳ тăвакансем, савăт-хапрăк хуçисем пĕрле пухăнаççĕ, вĕрентекенсем, докторсем хăйсем пухăнаççе, хапрăксенче, савăтсенче ĕçлекенсем пĕрле пухăнаççĕ («Хыпар», 1906, 15 января, с. 19) «Все объединяются, совещаются, вырабатывают свою линию. Землевладельцы и помещики объединяются вместе, купцы и торговцы объединяются с фабрикантами и заводчиками, учителя и доктора создают свое объединение, рабочие фабрик и заводов собираются вместе».
    
    В советское зремя наряду с вĕрентекен, верентӳçĕ стало употребляться заимствованное учитель (с его фонетическими вариантами учитĕл, учитлĕ). Поэтому слово вĕрентӳçĕ не сразу нашло свое отражение в словарях чувашского литературного языка. Первую лексикографическую фиксацию получило оно в ЧРС (1961). По степени употребительности оно уступает как заимствованному учитель, так и субстантивированному причастию вĕрентекен.
    
Вĕçевçĕ «летчик», «пилот», «авиатор» от неологизма вĕçев «полет» появилось во второй половине 20-х гг. Примеры: Норвеги вĕçевçи Рийзер Ларсен капитан Çурçĕрти Пăрлă океан çинче халиччен никам та пĕлмен типĕ çĕр тупнă («Канаш». 1930, 1 января) «Норвежский летчик капитан Рийзер Ларсен в Северном Ледовитом океане открыл новую неизвестную землю». Январĕн 9-мĕшĕнче ют патшалăхсемпе ĕç тăвакан Халăх комиссарĕн заместителĕ Б. С. Стомоняков юлташ хăй патне Япони посолне Ога господина чĕнсе илсе, çав кун Совет енне Япони самолечĕ анса ларса, вĕçевçĕсем пĕр совет хресченĕ çине тапăннă пирки тата весемех Совет чиккинче тăракан хурал представителĕсене пăшалпа пенĕ пирки протест тунă («Канаш», 1936, 2о января) «Заместитель Народного Комиссара по иностранным делам товарищ Б. С. Стомоняков 9 января пригласил к себе японского посла господина Огу и выразил ему протест по поводу того, что в тот день на советскую территорию приземлился японский самолет и летчики напали на одного советского крестьянина и открыли огонь из огнестрельного оружия по представителю советского кордона».
    
    Вĕçевçĕ первую лексикографическую фиксацию получило в ОСЧЯВан (1929). Следует заметить, что у слова вĕçевçĕ производящая основа вĕçев образована от глагола вĕç «летать» с отступлением от структуры существующего словообразовательного типа, ибо согласно стандартной словообразовательной схеме глаголы с конечным согласным при образовании имен существительных со значением действия принимают аффикс -у(-ӳ). От глагола вĕç должно было образоваться вĕçӳ, а от него — вĕçӳçĕ. Исходя из этих теоретических предпосылок, В. Г. Бгоров в ЧРС (1936) дал оба варианта, ср.: Вĕçевçĕ, вĕçӳçĕ — авиатор, пилот, летчик. Однако в литературном языке утвердилось вĕçевçĕ. Ср. в художественной литературе: Хветут чĕринче çав «Р-1» самолет вĕçевçĕ пулас кăмăла çĕнĕрен хускатса янă (Л. Агаков. Амăрткайăк) «Этот самолет «Р-1» вновь пробудил в Федоте желание стать летчиком».
    
    Пулăн эс, ачам, вĕçевçĕ,
    Пулăн инженер(И. Ивник. Сăпка юрри)
    
    «Дитя мое, ты будешь летчиком, будешь инженером».
    
    Кĕçĕнни ĕнтĕ вĕçевçĕ,
    Пуринчен çӳлте...(П. Хусанкай. Виçĕ ывăл) «А младший стал летчиком, летает выше всех...»
    
    В современных чувашских словарях (как переводных, так и орфографических) приводится только вĕçевçĕ, однако по степени употребительности оно уступает заимствованному из русского языка слову летчик.
    
Вулавçă «читатель» от неологизма вулав «чтение», появилось в 30-х гг. В РЧС(1931) русское читатель переведено причастием вулакан «читающий», но в ЧРСЕг (1936) в значении «читатель» дано вулавçă. С этого времени оно прочно утвердилось в чувашских словарях и употребляется во всех стилях и жанрах. Примеры:
    
    Тен, вулавçă юлташ, эп те, эс те
    Çавăн пек шухăшлатпăр кăçал? (П. Хусанкай. Хушка хумсем)
    
    «Возможно, товарищ читатель, как я, так и ты так думаем нынче». Кунти вулавçăсем — çак таврара пурăнакан рабочисемпе çывăхри предприятисенче ĕçлекенсем («Чăваш календарĕ», 1964) «Здешние читатели — это жители данного микрорайона и рабочие близко расположенных предприятий». Ят предложенисем кĕски вулавçăн шухăшне ытларах ĕçлеттерет (Н. Андреев. Чăваш чĕлхин стилистики. 3-мĕш пайĕ) «Краткость номинативных предложений больше активизирует внимание читателей».
    
    В современном чувашском литературном языке по употребительности слово вулавçă заметно уступает причастию вулакан. Так, в нашей картотеке вулавçă зарегистрировано 7 раз у трех авторов, а вулакан 9 раз у семи авторов.
    
Ертӳçĕ «вожак». «проповедник», «поводырь» от потенциального ертӳ «ведение за собой кого-либо». Примеры:
    
    Пират — малтапыранертӳçĕ(П. Хусанкай.Соня)«Пират — впереди идущий вожак». Мĕскер кĕтет ертӳçĕ шăпине?
    
    Пĕлмест Иван ача,пĕлмест-ха(С. Шавлы.Кăнна Кушки мăкăнĕсем).
    
    «Какая судьба ждет вожака? Не знает мальчик Иван, не знает». Халь шанăç хамăрта кăна. Ертӳç суйлас пулать (И. Петрова. Телейпе Илем) «Теперь надежда только в нас самих. Надо выбрать вожака».
    
    Ертӳçĕ появилось в 40-х гг. Впервые встречается в РЧСНШ (1947). Здесь русское вожак по-чувашски передано сочетаниями слов çул ертӳçĕ, ертсе пыракан. В последующих словарях вплоть до 1971 г. ертӳçĕ отсутствует. В РСЧ (1951) вожак переведено словосочетаниями çавăтса пыракан, çавăтса çӳрекен. а у слова проводник значение «провожатый», «указывающий путь» раскрыто описательными словосочетаниями çул кăтартса паракан çын, ертсе пыракан çын. Таким же образом переведены вожак и проводник в РЧСЕг (1960). Но в РЧС (1971) вновь встречается ертӳçĕ. Здесь оно дается как чувашское соответствие к русским вожак и проводник (указывающий путь).
    
Ĕçлевçĕ «деятель», «работник». «труженик» от неологизма ĕçлев «труд», появилось в начале 20-х гг. В Чувашском календаре за 1923 г. данное слово употреблено в значении «рабочий», ср.: Ĕçлевçĕсемпе хресченсен вырăнĕсем тĕрĕс ĕçленине пăхса тăракан пайĕ («1923 çулхи кăлентар», с. 81) «Отдел рабоче-крестьянского контроля за деятельностью учреждений».
    
    В ЧСРЕг(1936) ĕçлевçĕ зафиксировано со значениями «работник», «рабочий», «деляга», а в ЧРС(1961) оно дано в значениях «работник», «рабочий», «труженик». В РЧС(1971) ĕçлевçĕ представлено как эквивалент русских «работник» и «труженик». В современном литературном языке ĕçлевçĕ в значении «рабочий» не употребляется, но иногда встречается в значении «деятель», ср.: Литература чĕлхин стилĕсене аталантарас ĕçре политика ĕçлевçисем, писательсем, критиксем, публицистсем, ăслăлăхçăсем пысăк вырăн йышăнса тăраççĕ (Н. А. Андреев. Чăваш чĕлхин стилистики, 1-мĕш пайĕ) «В развитии стилей литературного языка большую роль играют политические деятели, писатели, критики, публицисты, ученые». Однако в речевой практике ĕçлевçĕ употребляется редко.
    
Йĕрлевçĕ «следопыт» от потенциального слова йĕрлев «слежка», появилось в 40-х гг., встречается в художественной литературе и газетах. Примеры:Купăс кăна,ывăнми йĕрлевçĕ пек, çаплах шухăш йĕрĕсемпе çӳрет (Ф. Уяр. Шурча таврашĕнче) «А гармонь, как неутомимый следопыт, все держится за нитью мыслей». Шкулта чухне вăл «Хастар йĕрлевçĕсен» кружокĕнче тăнă (А. Эсхель. Чĕкеç) «В школе она состояла в кружке «Отважных следопытов». И. Бычковăн фронтри ĕçĕсемпе интересленеççĕ çамрăк йĕрлевçĕсем («Коммунизм ялавĕ», 1972, 21 апреля) «Фронтовыми делами И. Бычкова интересуются юные следопыты».
    
    Слово йĕрлевçĕ со значением «следопыт» первую лексикографическую фиксацию получило в РЧС(1951). Что касается слова йĕрлев, то оно в словарях и поныне отсутствует.
    
Каварçă «заговорщик» от кавар «заговор». Примеры: Сан шутпа, çавсем пурте каварçăсем-и вара? (К. Турхан. Сĕве Атăла юхса кĕрет, 2-мĕш кĕнеке) «По-твоему, они все заговорщики?» Цезарĕн легионерĕсем вăрттăн кавар тума хутшăннă çынсене вĕлерсе пĕтересшĕн пулнă. Каварçăсем Хĕвелтухăçне тухса тарнă (Ф. Коровкин. Авалхи тĕнче историйĕ. 5-мĕш класс валли 1963). «Легионеры Цезаря хотели перебить заговорщиков, и те бежали на Восток». Влаçсен аллине каварçăсен планĕсене кăтартакан документсем лекнĕ («Коммунизм ялавĕ», 1973. 16 ноября) «В руки властей попали документы о планах заговорщиков».
    
    Слово каварçă в словарях в первый раз встречается в РЧС (1951). Здесь русское заговорщик переведено: кавара хутшăнакан, вăрттăн канашлăва хутшăнакан, каварçă. Но в РЧСЕг (1960) в переводной части статьи на заговорщик на первом месте стоит каварçă, ср.: заговорщик — каварçă, вăрттăн канашлăва хутшăнакан. А в РЧСОПТАн (1960) и РЧС(1971) каварçă представлено как едннственнын эквивалент русского заговорщик. Оно имеется в ЧСР(1961), ОСЧЯИв(1963).
    
Калавçă «рассказчик» от неологизма калав «рассказ», появилось в начале 20-х гг., ср. в Чувашском календаре за 1923 г.: Чăваш çамрăк çыруçисем: литераторсем, сăвăçăсем, халапçăсем, калавçăсем, драматургсем... сыв пулччăр! («1923 çулхи кăлентар», с. 154) «Пусть здравствуют молодые чувашскне писатели: литераторы, поэты, сказители, рассказчики, драматурги!..» Ср. еще в «Капкане» за 1926 г.: «Капкăн» начар калавçă мар, вал шӳт тума та ăста пултарать... («Капкăн», 1926.№ 2. с. 23) «Капкан» — не плохой рассказчик, он искусно может шутить».
    
    Данное слово в словарях встречается с 1931 г. Первую лексикографическую фиксацию получило оно в РЧС(1931) (с.м. статью «Рассказ»). В современном лнтературном языке его можно наблюдать во всех жанрах и стилях. ср.: Калавçă куçĕсене шăлса илчĕ те пуçне усрĕ (Ф. Уяр. Пĕр сăмах) «Рассказчик вытер глаза и опустил голову».
    
    Калавçă, çĕн калавсăр ан тăр,
    Сăвăç, сăвву юхса шăрантăр!
    Салам çĕн вăй кӳрен çула!(Уйăп Мишши. Çĕн çул курки) «Рассказчик, не сиди без нового рассказа, поэт, пусть гладко потекут строки твоих стихов! Привет благотворному Новому году!» Журналист, калавçă тата драматург М. Ф. Акимов пултарулăхĕ 1905—1907 çулсенчи халăх революцине пула çитĕннĕ (М. Я. Сироткин. Чăваш литератури, 9-мĕш класс валли, 1962) «Творчество журналиста, рассказчика и драматурга М. Ф. Акимова формировалось под влиянием народной революции 1905— 1907годов».
    
Кĕлĕçĕ «служитель культа», «молельщик» от кĕлĕ «молитва». Примеры: Кашни чиркӳре пĕр аслă кĕлĕç, çурт пăхакан, чиркӳ мулне пуçтаракан, чиркӳ тумтирне сыхлакан, çăлтăрçă, эмелçĕ тата урăххисем те пулнă («Канаш, 1922, 1 марта) «Каждая церковь содержала одного старшего служителя, смотрителя здания, сборщика денег, хранителя церковной одежды, звездочета, лекаря и других должностных лиц».
    
    Ку кĕлĕ çурчĕ мар, Эп кĕлĕç мар.(П. Хусанкай. Миçемĕш хут.) «Это не храм для моленья. Я не служитель его».
    
    Первые фиксации данного слова относятся к 1922 г., но в словарях оно до сих пор отсутствует.
    
Кĕрешӳçĕ «борец» от кĕрешӳ «борьба». Примеры: Рабочий класс историри тĕп вăй пулса тăнă саманара хăватлă ăстăнлă генисем, хастар кĕрешӳçĕсем кирлĕ пулнă («Коммунизм ялавĕ», 1963, 5 мая) «В ту эпоху, когда рабочий класс стал основной силой истории, понадобились титанические гении и мужественные борцы». Çĕнĕ этем çинчен каланă чухне Çеçпĕл ăна яланах пултаруллă ĕçчен, кĕрешӳçĕ, патриот сăнарлă кăтартать (М. Сироткин. Чăваш литератури, 9-мĕш класс валли, 1962) «Когда Сеспель говорит о новом человеке, то он его изображает активным тружеником, борцом и патриотом». Çапла унăн кĕрешӳçĕ çулĕпе сăвăçă çулĕ пĕр вăхăтра пуçланса çийĕнчех пĕрлешсе кайнă (В. Канюков. Н. В. Шупуççынни) «Таким образом, у него одновременно начались деятельность борца и деятельность поэта, которые в тотчас же слились в единое русло».
    
    Слово кĕрешӳçĕ возникло в 20-х гг. Раннее его употребление зафиксировано в Чувашском календаре за 1923 г., а также в книге Д. П. Петрова «Воспоминание событий 1905 года, произошедших среди чувашей», изданной на чувашском языке в 1925 г. Однако в словаре первое свое отражение получило оно лишьв1971г.
    
Куçаруçă «переводчик» от неологизма куçару «перевод», появилось в первые же годы революции, ср.: Вăл пит талантлă куçаруçăччĕ: вăл кĕнекесем аван куçарнинчен тĕлĕнеттĕмĕр. унтан пит ăслă куçаруçă пуласса кĕтсе тăраттăмăр («Канаш», 1920, 6 июня) «Он был талантливым переводчиком, мы восхищались его переводческим мастерством и ждали, что он будет умным переводчиком.» Однако этот неологизм долго оставался вне поля зрения лексикографов. В РЧС(1931) русское переводчик передано словосочетаниями кĕнеке куçаракан, чĕлхерен чĕлхене куçаракан и словом тăлмачă [«переводящий книги, переводящий с одного языка на другой, толмач»]. Не отражено оно в ЧРСЕг(1936). В РЧСНШ(1940) слово переводчик переведено причастием куçаракан, а во втором издании данного словаря, вышедшем в 1948 г., рядом со словом куçаракан дан его синоним тăлмачă «толмач». РЧС(1951), как и предыдущие словари,слова куçаруçă не фиксирует,а к слову переводчик дает такой перевод:«кĕнеке куçаракан (çын); уст.тăлмачКуçаруçă как словарная единица впервые(с пометой «неол.») встречаетсявЧРСЕг(1954).Но ЧРС(1961), вышедший через семь лет, не включил его. А в ОСЧЯИв(1963) данное слово дано без каких-либо помет. Как общеупотребительное слово представлено оно в РЧС(1971). В современном языке куçаруçă употребляется в периодической печати, художественной литературе и научных статьях, ср., например: Кирек мĕнле ыйтăва илсен те, куçаруçăсем умне, кĕнеке авторĕсем умне çĕнĕ ăнлавсене чăвашла сăмахпа калас задача, урăхла каласан, тивĕçлĕ терминологи тусахурас задача тухса тăрать («Чăваш календарĕ», 1970, с. 62)«Какой вопрос ни затронуть, перед переводчиками и авторами книг непременно возникает задача передачи новых понятий чувашскими словами, т. е. задача создания соответствующей терминологии». Вăл ăста журналист та, çивĕч фельетонист та, калавçă та,тĕпчевçĕ те, куçаруçă та, театровед та пулнă («Чăваш календарĕ», 1970, с. 125) «Он был опытным журналистоми остроумным фельетонистом, рассказчиком и исследователем, переводчиком и театроведом».
    
Пăлхавçă «мятежннк», «бунтарь», «повстанец» от пăлхав «мятеж», «бунт», «восстание». Пăлхавçăсем çĕнĕ правительство тума чĕнеççĕ («Канаш», 1924, 25 июня) «Мятежники призывают образовать новое правительство». Пăлхавçăсен хĕçпăшаллă çарĕ 15 пине çитнĕ (И. Кузнецов. Чăваш халăх историйĕ çинчен. Шупашкар, 1962, с. 40) «Вооруженная армия мятежников достигла 15 тысяч человек».
    
    Ремис-алăстаçă, пур чухăн мещен
    Пăлхавçăсемпе пулчĕç пĕр кавар (С. Элкер. Çырнисем, т. II, с 115)
    
    «Ремесленники-кустари,все бедные мещане стали за одно с мятежниками».
    
    Çава та сенĕк йăтнă
    Чăваш çынни-пăлхавçă (А. Эсхель, Амăрткайăк) «Косу и вилы брали чуваши-бунтари».
    
    Слово пăлхавçă в литературный язык пришло в начале 20-х гг. В дореволюционных чувашских изданиях в данном значении употреблялись причастные формы пăтратакан, пăлхатакан, пăлханакан, ср.: Кивĕ йĕркесене пĕтерсе çĕнĕ йĕркесем пуриншĕн те пĕр пек аван законсем кăларма тăрăшакансене пурне те пăлханакансем теççĕ(«Хыпар»,1906,25июня, с.400)
    
    «Всех, кто выступает за уничтожение старых порядков и замену их новыми, за введение демократических законов, называют бунтарями». Ср. еще в РЧОНик (1909): Мятежник — пăтратакан, пăлхатакан. В словарях советского периода пăлхавçă впервые встречается в РЧС(1951), ср.: Бунтарь пăлхавçă; пăлхав тăвакан çын, çынсене пăтратакан çын.Мятежник — пăлхавçă.
    
    Во всех последующих словарях оно фиксируется со значением «мятежник», «бунтарь».
    
Пĕлтерӳçĕ «осведомитель», «информатор» от пĕлтерӳ «сообщение», «объявление», «информация», рекомендовано Комиссией по реализации чувашского языка в 1922 г. (см. в «Канаше» от 12 мая 1922 г. «Как писать термины в официально-деловых бумагах»). Оно употребляется и в художественной речи, ср.: Паян ун темиçе ялти пĕлтерӳçĕсемпе курнăçмалла (Н. Мранькка.Ĕмĕр сакки сарлака)«Сегодня он должен встретиться с информаторами из нескольких деревень».Из словарей первым зафиксировал его РЧС(1951) (см. статью «Осведомитель»). Оно включено во все основные словари чувашского языка, изданные в третью четверть века.
    
Пусмăрçă «угнетатель», «притеснитель», «насильник» от пусмăр «гнет», «угнетение», «насилие», появилось на стыке 40— 50-х гг., впервые отразилось в ЧРСЕг (1954), затем в ЧРС (1961). Однако в русско-чувашских словарях до 1971г. угнетатель переведено причастием пусмăрлакан. В РЧС(1971) пусмăрçă употреблено в статьях «Насильник», «Притеснитель» и «Угнетатель». В литературном языке оно встречается в различных жанрах. Примеры:Упăшкипе тăван ывăлĕ хула çуммипех иртнине, вĕсем ун пусмăрçисене тĕп тăвассишĕн пуçĕсене хума хатĕррине туять-ши? (К. Турхан. Сĕве Атăла юхса кĕрет. 2-мĕш кĕнеке, с. 396)«Чует ли она, что ее муж и родной сын проезжают мимо города и они готовы сложить головы, чтобы уничтожить ее насильников». Вăл[К. Маркс]пур халăхсенете пĕр тан хисепленĕ, пур халăх ĕççыннисем, интернационалла пĕтĕçсе, пусмăрçăсене çĕнтерессе, коммунизм тăвасса ĕмĕтленнĕ (И. Кузнецов. Чăваш халăх историйĕ çинчен. 1962, с. 6) «Он [К. Маркс] все народы считал равными и мечтал о том, когда трудящиеся всех народов соединятся в интернациональный союз и, победив угнетателей, построят коммунизм». Ĕççыннисем пусмăрçисене курайманни çинчен ,вĕсемпе кĕрешни çинчен калатчĕ асанне (Г. Волков. Асанне) «Бабушка рассказывала, как трудовой народ ненавидел угнетателей и как он боролся с ними».
    
Пуçаруçă «зачинщик», «зачинатель»,«инициатор»,«заводила» от пуçару «почин», «начинание», «инициатива». Ему предшествовало окказиональное образование пуçараçă, ср. у Ивана Ивника в поэме «Чемейское восстание», написанное в 1936 г.: Исправник пĕлет: Пуçараçă кунта Сормовран килнĕ Морев Иеан. «Исправник знает, что зачинщиком является тут сормовец Морев Иван». Но в рассказе Ильи Тукташа «Начало жизни», появившемся в свет в 1939 г., в этом же значении выступает слово пуçаруçă, ср.: Анчах та вăйă пуçаруçи — юрă ăсти Ульяна — вăхăтра вăййа тухаймарĕ кĕçĕр «Однако эачинатель хоровода запевала Ульяна в этот вечер запоздала к хороводу». В этой форме первым из словарей зафиксировал его РЧС(1951)(см.статью«Инициатор»).
    
    В современной поэзии, в частности у С. Шавлы, встречается новый вариант данного слова в формепуçаравçă, ср.:
    
    Вăл очеркист.
    Фельетонист.
    Вăл критик та, вăл куçаравçă.
    Вăл юрăçă.
    Тем те пĕр пуçаравçă (Хальхи поэтсем çинчен Çеçпĕл Мишшипе калаçни) «Он очеркист. Фельетонист. Он критик, он и переводчик. Он песенник. Он зачинатель всяких всячин».
    
    Эта форма образована в результате отклонения от структуры существующего словообразовательного типа и, как окказиональное слово, не в состоянии конкурировать со словом пуçаруçă, получившим общественное признание.
    
Сăнавçă «отпытник», «наблюдатель»,«испытатель», «исследователь» от неологизма сăнав «опыт», «эксперимент», «наблюдение», «испытание», появилось в первой половине 20-х гг., ср.. ...Кăчухне тĕрлĕ халăхсем хушшинче паллă ăслăлăхçăсем, ăста сăнавçăсем сахал мар (К. Фламмарион. Астрономи кĕнеки. Н. А. Урхи куçарнă. 1924, с. 6) «Среди разных народов теперь немало выдающихся ученых и замечательных исследователей».
    
    В ТРЧССТ(1932) сăнавçă зафиксировано в качестве чувашского эквивалента русского опытник, но в ЧРСЕг(1936) оно представлено со значениями «наблюдатель», «исследователь. В ЧРС(1961) сăнавçă переведено словами наблюдатель, исследователь, испытатель, а в ЧРС(1971) данное слово приравнено к русским опытник, экспериментатор, наблюдатель, испытатель.
    
    Теперь это слово встречается в учебной, научной и художественной литературе, а также на страницах газет, ср.: Сведенисем çук пирки ют çĕршывсен сăнавçисем хăйсен комментарийĕсене пичетлеççĕ («Коммунизм ялавĕ», 1973, 10 апреля) «За отсутствием сведений иностранные наблюдатели печатают свои комментарии». Фашистсен сăнавçисем ту хысакĕ çумĕнче йăпшăнса тăракан çынсене пурпĕрех асăрхамарĕç (Паттăр пионерсем. 1971, с. 230) «Фашистские наблюдатели-охранники притаившихся к горной скале людей все же не заметили».
    
    Каçхи сăнавçă — катăк уйăх,
    Те çӳресе аптранăран,
    Хирте сĕнкесшĕн мар пек урăх.
    Вăрман хыçне анать аран (Г. Орлов. Хирти каç)
    
    «Ночной наблюдатель — щербатая луна то ли устала, то ли надоело ей брести по пустыне, тихо опустилась за лес».
    
Суйлавçă «избиратель», «выборщик», от суйлав «выборы». Ял Совет ĕçтăвкомĕ суйлавçăсемпе яланах тачă çыхăнса ĕçлет («Коммунизм ялавĕ», 1972, 17 июня) «Исполком сельсовета всегда работает в тесном контакте с избирателями». — Кĕçĕр суйлавçăсен пухăвĕ пулать, анне,— терĕ Верук, тумтирне хывса сĕтел хушшине ларнă май (В. Сатай. Канăçсăр çын) «—Вечером будет собрание избирателей, мама,— сказала Вера и, раздевшись, села за стол».
    
    Эс площадьри трибун çине хăпартăн
    Тупа тума суйлавçă умĕнче (А. Эсхель. Валерий Чкалов) «Ты поднялся на трибуну на площади, чтобы дать клятву перед избирателями».
    
    В дореволюционных чувашских изданиях с данным значением употреблялась причастная форма суйлакан, ср.: Вĕсене ак çапла сийлаççĕ: суйлакансем пурте уяс хулине икĕ çĕре пухăнаççĕ... («Хыпар», 1906, 2 апреля) «Их выбирают так: все выборщики собираются в уездном городе и проводят два собрания...» Çак пухусенче суйлакансем закон пĕр уяса миçе çын суйлама хушнă, çавăн чухлĕ суйлаççĕ (Там же) «На этих собраниях выборщики выбирают столько кандидатов, сколько предусмотрено закономнакаждынуезд».
    
    Как субстантивированное причастие употреблялось суйлакан и в послереволюционные годы, вплоть до июля 1937 года. Ср.: Хресченсем вулăсри суйлава ялтан суйлакансем (выпăрщиксем) уйăрса яман, пурте вулăса пуçтарăннă («Сунтал», 1925, № 7. с. 42) «Крестьяне на волостные выборы не выборщиков послали, а сами пришли».
    
    Это слово отражено и в ОСЧЯВан(1926) и СКТВанЛук (1929). Однако в газете «Канаш», наряду с суйлакан, иногда употреблялось русское избиратель, ср.: Кашни избиратель валли повестка пулать («Канаш», 1926, 18 декабря) «Для каждого избирателя будет повестка». Но в ТРЧСОПТ(1932) и ЧРСЕг (1936) зафиксировано суйлакан.
    
    В декабре 1936 г. была принята новая Конституция СССР. Согласно Конституции разрабатывалось «Положение о выборах в Верховный Совет СССР», которое опубликовалось в центральных газетах 2 июля 1937 года. Газета «Правда» этому «Положению» посвятила передовую статью под названием «Избирательный закон социалистического государства». 8 июля газета «Чăваш коммунĕ» в чувашском переводе перепечатала «Положенне о выборах в Верховный Совет СССР» и передовую «Правды» от 2 июля. В этом номере впервые вводится новообразование суйлавçă со значением «избиратель». Ср.: Суйлав саккунĕ суйлавçăсен прависене бюрократсем, халăх тăшманссен мĕнле те пулин тапăнни пуласран сыхлать. «Положени» суйлавçăсен спискисем тумалли, кусем пирки жалобăсем памалли йĕрке çинчен... татăклă та уçăмлă хушусем парать («Чăваш коммунĕ», 1937, 8 июля) «Избирательный закон ограждает права избирателя от всех и всяческих возможных покушений бюрократов, от всех всяких мыслимых посягательств врагов народа. «Положение» дает строгие и четкие директивы о порядке составления списков избирателей и их обжалования...» Ср. еще: Суйлавçăсен спискисем. 7 статья. Суйлавçăсен спискисене хуласенче ĕççынни депутатчĕсен хула Совечĕсем тăваççĕ... «Списки избирателей. Статья 7. Списки избирателей составляются в городах городским Советом депутатов трудящихся...»
    
    Слово суйлавçă в чувашских словарях стало отражаться с 1940 г., ср.: ТС(1940), РЧСНШ(1940), РЧСНШ(1947) и др.
    
Çĕнтерӳçĕ «победитель» от çĕнтерӳ «победа», в дореволюционных чувашских словарях оно не встречается, не приводится оно и в КЧРСНик(1919). В РЧС(1931) русское победитель переведено причастной формой çĕнтерекен, çиеле тухакан [выходящий наверх», «одержащий верх»]. Не вошло çĕнтерӳçĕ в ЧРСЕг(1936). Но в конце 30-х гт. это слово наблюдается не только на страницах газет, но и в художественной литературе, ср.:
    
    Чăн çĕнтерӳçĕ улăп пек,
    Чăн аслă кунçулта
    Социализм çулĕпе
    Телейлĕ çын утать (А. Алка. Шывармань) «Как истинный богатырь-победитель, шагает по социалистическому пути счастливый человек великой эпохи». Из словарей первым зафиксировал его РЧСНШ(1940). В современном литературном языке это слово весьма употребительно. Приведем примеры: Çĕнтерӳçĕсене хаклă парнесем, грамотăсем парса чысларĕç («Коммунизм ялавĕ», 1972, 21 июня) «Победителей наградили грамотами и подарками». Вăрçă пĕтрĕ. Сывă юлнă çĕнтсрӳçĕсем тăван килĕсене таврăнма тытăнчĕç (Илпек Микулайĕ. Сӳнми кăвар) «Кончилась война. Оставшиеся в живых победители один за другим возвращались домой».
    
    Чĕресем тулли пирĕн тавăмăр,
    
    Чыс-салам сире, çĕнтерӳçĕсем! (И. Тукташ. Çентерӳ юрри.) «Наши сердца полны благодарностей. Хвала и привет вам, победители!»
    
Çӳревçĕ «путешественник», «путник», «ходок» от потенциального слова çӳрев «хождение», «шествие», получившего признание позже производного çӳревçĕ. Çӳревçĕ впервые рекомендовано Комиссией по реализации чувашского языка в 1923 г. в значении термина курьер (см. «Канаш» от 12 мая 1922 г.), но в книге Г. И. Иванова «Начальный курс географии» (ч. II). изданной в том же году в Симбирске (в вереводе М. П. Петрова), çӳревçĕ употреблено в значении «путсшественник». В книге К. Фламмариона «Популярная астрономия», изданной в 1924 г. в Чебоксарах (в переводе Н. Андреева-Урхи), русское мореплаватель переведено сочетанием слов тинĕс çӳревçи. В РЧС(1931) русское путешественник переведено словом çулçӳревçĕ. В ЧРСЕг(1936)зарегистрированыобаварианта:çӳревçĕи çулçӳревçĕ, хотя производящая основа çӳрев в упомянутых словарях отсутствует.Всовременномчувашском языке çӳревçĕ и çулçӳревçĕ бытуют на правах синонимов, ср.: Тропик сивчирĕнчен сывалса çитсен, хастарлă çулçӳревçĕ каллех Çĕнĕ Гвинейăна тухса кайнă («Чăваш календарĕ»,1958,с. 60)«Выздоровев от тропической малярии,отважный путешественник[Миклухо-Маклай]снова отправилсяв НовуюГвинею».Çӳревçĕсенеунтинумайтĕрлĕ тата тĕлĕнмелле çутçанталăк: çĕнĕ ӳсентăрансем,чĕрчунсем тĕлĕнтернĕ (И. И. Заславский, Т. П. Герасимова. Физикăлла географи.1961,с. 3)«Там путешественниковвосхищаларазнообразная и экзотическая природасо своими неоткрытыми растениями и животными». Ср. еще у П. Хузангая:
    
    ...Чăваш ĕçченĕ
    Юп курчĕ килсĕр çӳревçе («Аптраман тавраш») «Меня, бездомного путника, приютил труженик чуваш».
    
Çыравçă «писатель» от çыр «писать», образовано в 1922 г. по непродуктивной словообразовательноймодели йыхравçă«вестник», «приглашающий». По продуктивной словообразовательной модели от глагола çыр образуется имя существительноеçыру «письмо»,отçыру — имядеятеля-лицаçыруçă.Нопоследнее с давних времен бытует в языке со значением «знаток письма» или «писарь». Ср. в произведениях устного народного творчества: Аслă çул хĕрринче хурăнлăх, хурăн çулçи çырулăх, вăл çырăва кам вулать? Кам çыруçă — вăл вулать(СЧЯАш12, с.113) «Вдоль большой дороги березняк, наберезовых листьяхписьмена; кто способен читать эти письма? Кто знаток письма, тот прочтет». Çыруçăсем çыру, ай, çыраççĕ, çырусем çине выртса макăраççĕ; çыруçăсем мĕншĕн макăраççĕ? Малти ĕмĕр кĕске пулнăран(Там же,с.114)«Писарисочиняютписьмаи,лежа грудью на письма, рыдают; почему же рыдают писари? Потому что впереди жизнь коротка». Çыруçă в значении «писарь», «писец»встречается и в повестиИ. Н. Юркина«Сытчеловек, а глазаголодны»(1889). С установлением Советской власти в деревнях и учреждением исполнительных комитетов сельских Советов слово çыруçă стало употреблятьсяв значении «секретарь». Но нередкоим пользовались дляобозначенияпонятия «писатель». В данном значении мы находим его в газете «Çĕнĕ пурнăç»(например, в статье И.Н.Юркина«Как писать иноязычные слова» от 21 сентября 1919 г.), в газете «Канаш» (например,в статьеЮта(Н. Золотова)«В стакане воды буря бушует» от 16 января 1921 г.), в Чувашском календаре за 1923 г. (с. 154)и в ряде других изданий. Однако такое многозначное употребление слова çыруçă не согласовывалось с идеей нормализациилитературногоязыка.Ещев1918г.редакция газеты «Канаш» в номере от 3 апреля опубликовала рекомендательный словарь иноязычных слов, где секретарь и çыруçă предлагались в качестве синонимов. В 1922 г. Комиссия по реализации чувашского языка в значении иноязычного секретарь рекомендовала использовать çыруçă(см. «Канаш» от 12 мая 1922 г.). Так в словообразовательной системе с производящей основой çыр ≈ çыру обозначилась пустая клетка, которую надо было заполнить словом, обозначающим понятие «писатель». Усиленно предпринимались попытки заполнить образовавшуюся лакуну. В печати этого периода мы находим çыракан, çыраканçă, çырувçă, çырăсти,но ни одно из них в языке не устояло. Более живучим оказалось слово çыравçă, появившееся впервые в газете «Канаш», ср.: Çак кунсенче Чĕкеç çыравçă Юман çыравçа чĕлхе тĕлĕшпе йăнăш çулпа пынине кăтартса пачĕ («Канаш», 1922, 17 февраля) «На днях писатель Чегесь указал писателю Юману на его неправильную позицию в области языка».
    
    Однако и этот неологизм не смог противостоять русскому писатель, которое еще с начала 20-х гг. усиленно стало конкурировать с чувашскими соответствиями çыруçă, çыракан, çырăсти, çыравçă и по поводу чего некоторые авторы публично выражали недовольство. Так, например, Г. Комиссаров-Вандер в 1928 г. писал следующее: «Невозможно полностью согласиться с нововведениями (реформами) чебоксарских писателей. Отказываясь от многих слов, к которыммы уже привыкли, они стали употреблять русские слова (как, например, «писатель — вместо «çыруçă» или «çырăсти», «наука» вместо «ăслăлăх», «правительство» вместо «тӳре-шара» и пр.» Тем не менее круг иноязычных заимствований неуклонно расширялся. Проникая в чувашский язык, иноязычные слова нередко приводили к изменению семантической структуры близких по смыслу чувашских слов. С проникновением в чувашский литературный язык иноязычных писатель и литератор семантические границы слова çыруçă сузились, а причастная форма çыракан перестала выполнять функцию имени существительного. Небезынтересно сопоставить здесь некоторые факты. В 1921 г. газета «Канаш» писала: Шупашкарта мĕн пурĕ çыракансем, пирĕн хисеппе, 20 çынна яхăн. Çаксене пĕрлештерсе ушкăн тусан, пит лайăх пулмалла. Куна хирĕç пĕр çыракан та пулмĕ, мĕншĕн тесен пĕрлешме вăхăт çитнине пурте пĕлеççĕ (от 12 января 1921 г.) «По нашим подсчетам, в Чебоксарах около 20 писателей. Очень хорошо бы объединить их и создать союз. Против этого, пожалуй, никто не возразит, ибо все знают, что настала пора для объединения». Через год та же газета писала: Çак ушкăна [Чăваш Çырулăхĕн ушкăнне] пуçлакансен задачисем пысăках пулман вĕсем чăваш литераторĕсенеп ĕрлештерме кăна шутланă (от 10 сентября 1922 г.) «У зачинателей этого общества задачи были небольшие: они хотели прежде всего объединить чувашских литераторов».В1923 г.«Канаш» знакомит своих читателей с материалами Первой конференции чувашских писателей, которые печатались в нескольких номерах под рубрикой: Чăваш писателĕсен 1-мĕш конхверенсийĕ «1-я конференция чувашских писателей»(см. от 27 июля, 8, 10,19 августа1923 г.)В 30— 40-х годах слово писатель стало единственным выразителем понятия того, кто занимается литературной деятельностью. Но во второй половине 50-х гг. среди писателей снова воскресло слово çыравçă в значении «писатель». Им стали пользоваться как в периодической печати, так и в художественной литературе. Его можно наблюдать почти у всех современных известных поэтов и прозаиков, ср. у П.Хузангая: Çыравçăсене Пушкин «Хастарлă цех çыннисем» тенĕ (Ăста поэзишĕн) «Пушкин и называл писателей «людьми задорного цеха». Ср. еще:
    
    Çав йышлă ушкăнра кам çук-тăр:
    Учитель, агроном та тухтăр:
    Çыравçă, генерал, артист...
    Пуриншĕн те ыр ят та чыс! (Вĕрентекен) «Кого только нет в этой многочисленной семье: учитель, агроном, доктор, писатель, генерал, артист. И вам завсе хвала и честь!»
    
    У Ф. Уяра: Шупашкарта мари çыравçисен калав кĕнеки чăвашла тухмалла (Тухăçлă çул) «В Чебоксарах на чувашском языке должен выйти сборник рассказов марийских писателей». У К. Турхана: — Чи малтан эсĕ, çыравçă, çакна кала,— тет вăл хăйĕн чукмар пек аллине ман хулпуççи çине хурса. (Çĕпĕрти тĕлпулусем) «Ты мне, писатель, прежде всего вот что расскажи,— говорит он, положив свою тяжелую, как кувалда, руку намоеплечо».
    
    У В.Краснова-Асли: — Эсир пĕр япаланапĕлместĕр — эпĕ çыравçă (Сӳнми хĕвел) «—Вы одного не знаете — я писатель».
    
    Слово çыравçă в словарь попало лишь в1971г.Ср.РЧС (1971): Писатель м. писатель, çыравçă; народный писатель — халăхписателĕ.
    
    Разница между заимствованным писатель и чувашским çыравçă заключается в том, что первое является общераспространенным,автороеограниченосферойупотребления.
    
Ташăçă «танцор», «танцовщик», «плясун» от ташă «танцы», «пляска», ср.: Пĕр пĕчĕкçĕ инсценировкăна пионерсен лагерĕнче канакан çамрăксем питĕ ăста выляса панă хыççăн сцена çине юрăçăсемпе ташăçăсем тухрĕç (П. Митта, Дориада) «После небольшой инсценировки, с большим мастерством сыгранной пионерами, отдыхающими в пионерском лагере, на сцену вышли певцы и танцоры».
    
    Слово ташăçă появилось в 30-х гг., но в словарях до сих пор не нашло себе места. Понятия «танцор», «танцовщик», «плясуя» в существующих словарях переданы либо причастием ташлакан, либословосочетаниемташăăсти«мастертанцев».
    
Тепчевçĕ «исследователь», «изыскатель» от неологизма тĕпчев«исследование»,«изыскание».Примеры:Мускаврипĕрремĕш типографие тĕпчевçĕсем «ятсăр типографи» теççĕ («Коммунизм ялавĕ», 1963, 19 апреля) «Первую московскую типографию исследователи называют «безыменной типографией». И. Е. Ефимов — чăваш этнографĕ, халăх сăмахлăхĕн тĕпчевçи, поэчĕ тата прозаикĕ—пирĕн литературăра паллă йĕр хăварнă çын («Чăваш календарĕ», 1963) «И. Е. Ефимов — чувашский этнограф, исследователь народной словесности, поэт и прозаик — человек оставившийзаметныйследвнашейлитературе».
    
    Пĕрре те ӳкĕнмен, пĕрре те пуç усман
    Тĕпчевçĕ вырăс Николай Ашмарин (С. Шавлы. Вырăс профессорĕ)
    
    «Никогда не раскаивался, никогда не вешал голову русский исследователь Николай Ашмарин».
    
    Мана тĕпчевçĕ доктор, кандидат та
    Тупаймĕç ним чиркӳ архивĕнче... (Я. Ухсай. Лирика, 1959. 164 с.)
    
    «Ни исследователь доктор, ни кандидат [наук] меня не найдет ни в одном церковном архиве».
    
    Слово тĕпчевçĕ появилось в начале 30-х гг. В ОСЧЯВан (1929) с данным значением дана причастная форма тĕпчекен, но в ЧРСЕг(1936) фигурирует уже тĕпчевçĕ. Оно включено во все последующие чувашские словари, как в двуязычные, так и орфографические.
    
Тĕрĕслевçĕ «контролер» от неологизма тĕрĕслев «проверка», «контроль»,ср.:В. Викторов — «Капкăн» тĕрĕслевçи.(«Кап-кăн»,1975,№22,с. 2)«В. Викторов — контролер журнала «Капкăн».
    
    Тĕрĕслевçĕ рекомендовано в качестве термина в 1932 г. Чувашской терминологической комиссией и отражено в ТРЧСОПТ (1932). В 40-х гг. с внедрением заимствованного контролер чувашское тĕрĕслевçĕ отошло в пассивный словарный фонд. В РЧС(1971) тĕрĕслевçĕ дано в одном синонимическом ряду с контролер, ср.: контролер — м. контролер, тĕрĕслевçĕ. Однако в современном языке употребление тĕрĕслевçĕ стилистически ограничено.
    
Тĕрĕçĕ «вышивальщик», «вышивальщица» от тĕрĕ «вышивка». Примеры:
    
    ...Украинăсен тĕрри
    Тĕрĕçе пит тинкерттерчĕ,
    Вĕчĕхтерчĕ çав тери (П. Хусанкай. Аптраман тавраш) «Украинские вышивки приковали к себе внимание вышивальщицы и зачаровали ее».
    
    Тĕрлесе эс ӳсрĕн пĕчĕкрен,
    Тĕрĕçе саваççĕ ĕлĕкрен (В. Урташ. Тавра ял кин тăвасшăн сана)
    
    «Ты с детства умела вышивать, а вышивальщиц у нас любят исстари». Çĕр таран çĕвĕçпе тĕрĕçĕ хушшинче аслă шкулта е техникумра заочно вĕренекен пĕр çын та çук («Коммунизм ялавĕ», 1973, 24 марта) «Среди ста швей и вышивальщиц нет ни одного человека, который учился бы заочно в высшем учебном заведении или техникуме».
    
    Тĕрĕçĕ появилось в 50-е гг., но лексикографическую фиксацию получило только в 1971 г.
    
Тишкерӳçĕ «обозреватель», «критик», «исследователь» от неологизма тишкерӳ «обозрение», «анализ», ср.:
    
    Хутар Эрхипĕн ывăлĕ Ваçлей
    Калавçă, сăвăç, тишкерӳçĕ... (П.Хусанкай. Кунçул тӳпинчен)
    
    «Сын Архипа из Ходар Васлей — рассказчик, критик и поэт...»
    
    Тишкерӳçĕ появилось в 20-х гг. В 1928 г. оно зафиксировано у П. Хузангая в стихотворении «Салпăран»(«Ненастье»), ср.:
    
    Тишкерӳçĕ перине
    Тӳсеăмесĕрех салхуллăн
    Хăвна ху пĕтерĕн-е? «Неужели, не выдержав острие пера критика, ты так скорбно погубишь себя?»
    
    В ЧРСЕг(1936) вместо ожидаемого тишкерӳçĕ мы находим тишкеревçĕ, образованное с отклонением от существующей словообразовательной модели (по аналогии çыравçă «писатель»). Но во втором издании словаря тишкеревçĕ уступило место своему «двойнику» тишкерӳçĕ. Во всех последующих словарях фигурирует тишкерӳçĕ.
    
Хăмлаçă «хмелевод» от хăмла «хмель». Примеры: Нина хăмлаçăсене, каникулти шкул ачисене пурне те пухрĕ, йĕтемсем çинчи шыв пичкипе насус ураписене кӳлтерсе, хăмла пахчине шăварма тытăнчĕ. ...Хăмлаçăсене хăйсен ĕçĕнчен уйăрмарĕç. (А. Артемьев. Симĕс ылтăн) «Нина собрала всех хмелеводов и школьников, находящихся на каникулах, велела запрячь телеги с бочками и пожарные насосы, что стояли на токах, и начала поливать хмельники. ...Хмелеводов не оторвали от своих работ». 1968 çулта республикăри 110 хăмлаçăна «Чи лайăх хăмлаçă» ятне панă, чылайăшне орденсемпе тата медальсемпе наградăланă («Хăмла — пирĕн луянлăх. 1969, с. 4) «В 1968 году 110 хмелеводам республики присвоено звание лучшего хмелевода, многих наградили орденами и медалями».
    
    Хăмлаçă появилось в 60-х гг., зафиксировано в РЧС(1971). Это образование нового типа. Чувашский язык раньше не знал подобного словообразовательного типа, в котором производное обозначало бы деятеля-лица, производящее называло какое-либо культурное растение. Хăмлаçă пришло в литературный язык как синоним термина-фразеологизма хăмла ăсти «мастер хмелеводства «специиалист по хмелю», рекомендованного РЧССТ(1959), и в сравнении с двучленным синонимом оно имеет явное преимущество: во-первых, более точно раскрывает сущность обозначаемого (не всякий рабочий хмелеводчества является мастером!), во-вторых, как одночленное название, более удобно для употребления.
    
Хĕсĕрлевçĕ «угнетатель» от основы хĕсĕрлев «угнетение», «притеснение», ср.:
    
    Пур Раççее хĕсĕрлевçĕ...
    А патшашăн — тус, тăван (А. Пушкин. Аракчеева. П. Хусанкай куçарнă)
    
    «Всей России притеснитель...
    А царю он друг и брат».
    
    Данное слово первую лексикографическую фиксацию получило в РЧС(1971), однако его производящая основа хĕсĕрлев в словарях своего отражения еще не получила.
    
Хӳтĕлевçĕ «защитник», «покровитель» от потенциального слова хӳтĕлев «защита», «покровительство». Примеры: — Эпĕ ĕмĕтленни тинех çитрĕ: малашне пирĕн те хамăрăн писательсем, халăх хӳтĕлевçисем, трибунĕсем пулĕç... (А. Артемьев. Хунавлăх хăрнисем) «Наконец-то моя мечта исполнилась: впредь и у нас будут свои писатели, народные защитники, трибуны...» Ку тапхăрта, пĕр енчен — революцилле-демократла элементсем аталанса пыраççĕ, тепĕр енчен — хура реакцин представителĕсем тата унăн кадетла буржуази хӳтĕлевçисем пуçĕсене çĕклеççĕ (И. Тукташ. Чăваш фольклорĕ, 1949) «Этот период характеризуется тем, что, во-первых, набирают силы революционно-демократические элементы, во-вторых, поднимают головы представители черной реакции и ее кадетско-буржуазные защитники. «Йăмăх хĕрлĕ ялав, хăйĕн шанчăклă хӳтĕлевçин юнĕпе пĕвенсе, тата хĕрлĕрех пулса тăнă (Ю. Яковлев. Ялавçăсен канашĕ). «Алое знамя стало еще алей от крови своего верного стража».
    
    Слово хӳтĕлевçĕ появилось в 40-х гг., но в словаре отразилось лишь в 1971 г. Так, в РЧС(1971) одно из значений русского защитник переведено синонимами хунтă, хӳтĕлевçĕ, хӳтĕлекен. Что касается производящей основы данного неологизма, то его в словарях и поныне нет.
    
Шухăшлавçă «мыслитель» от неологизма шухăшлав «мышление». Узбексен паллă поэчĕ, художникĕ, шухăшлавçи, государство деятелĕ А. Н. Навои 1441 çулта Гератра çуралнă («Чăваш календарĕ», 1966, с. 24) «Знаменитый узбекский поэт, художник, мыслитель, государственный деятель А. Н. Навои родился в 1441 году в Герате». Тара тытнă миллионшар рабочисене йывăр ĕçлеттернипе капиталистсен пĕчĕк ушкăнĕ пуйса пыни куç кĕретĕнех курăннă, çакна вăл вăхăтри малта пыракан шухăшлавçăсем курмасăр тăма пултарайман (М. Н. Нечкина. А. В. Фадеев. СССР историйĕ. 1 пайĕ, 7-мĕш класс валли, 1962, с. 203) «Обогащение кучки капиталистов за счет тяжкого труд миллионов наемных рабочих было слишком заметным, чтобы его не видели передовые мыслители того времени».
    
    Сăвăçсем тертленеççĕ,
    Сăн-сăпатлă сăмах шыраса.
    Эсĕ, халăхăм, эсĕ чĕлхеçĕ,
    Шухăшлавçă, илемçĕ — эсех (П. Хусанкай. Хушка хумсем) «Поэты мучаются в поисках образного слова. Но творец языка — это ты, мой народ, ты мыслитель, художник».
    
    Слово шухăшлавçă в литературе встречается с 50-х гг. До этого для обозначения данного понятия употреблялось русское мыслитель. Так, в первом издании чувашского перевода книги В. И. Ленина «Государство и революция», вышедшем в 1940 г., выражение оригинала учения революционных мыслителей и вождей угнетенных классов (первый абзац первой главы) по-чувашски было передано революциллĕ мыслительсен тата пусмăрти классен çулпуçĕсен вĕрентĕвĕсем. Но во втором издании, появившемся в 1953 г., русское мыслитель заменено чувашским шухăшлавçă, ср.: революциллĕ шухăшлавçăсен тата пусмăрти классен çулпуçĕсен вĕрентĕвĕсем. Затем его вводят в школьные учебники по гуманитарным дисциплинам. Первую лексикографическую фиксацию получило оно в РЧСЕг(1960), затем в ОСЧЯ(1963), в РЧС(1971).
    
Шыравçă «искатель», «преследователь», «ищейка» от неологизма шырав «поиск», «изыскание». В современном языке это слово весьма употребительно. Примеры: Геолог вăл—шыравçă. Шыранă, тупнă, малалла утнă. (А. Талвир. Никĕс) «Геолог он— искатель. Искал, нашел, дальше пошел». — Кил, хирĕç лар, эп сана пĕр япала каласа парам, — терĕм эпĕ канăçне çухатнă шыравçа (С. Шавлы. Вутвш йăхĕ) «—Иди, садись напротив, я тебе одну вещь расскажу, — сказал я неугомонному искателю». Пултаруллă шыравçăсем хушшинче изобретательсем нумайланса пыни савăнтарать («Коммунизм ялавĕ», 1972, 3 ноября) «Нас радует то, что среди способных искателей растет число изобретателей».
    
    Значение «ищейка» выражает шыравçă в сочетании со словом йытă (шыравçă йытă «собака-ищейка»). Примеры: Çакăн хыççăн ун йĕрне нимле шыравçă та шăршласа тупаймĕ (И. Григорьев. Çĕлен сăнни) «После этого ни одна собака-ищейка не найдет его следа». Шыравçă йытăсем, преступниксем хыççăн йĕрпе кайса, шыраса тупаççĕ (В. Шалаевпа Н. Рыков. Зоологи. 6—7-мĕш классем валли. 1959) «Собаки-ищейки, идя по следам, находят преступников». Халь Индус Шупашкарти служба йыттисен питомникĕнче чи лайăх шыравçăсенчен пĕри шутланать («Коммунизм ялавĕ», 1973, 10 января) «Теперь Индус в Чебоксарском питомнике служебных собак считается одной из лучших ищеек».
    
    Данное слово первую лексикографическую фиксацию получило в РЧС(1951). Этим словом переведены здесь русские искатель и ищейка. ЧРС(1961) зарегистрировал его со значениями «искатель» и «преследователь». В РЧС(1971) данным словом переведены русские искатель, преследователь и ищейка.
    
Юптаруçă «баснописец» от неологизма юптару «иносказание», «притча», «басня». Примеры: Начдивпа паллă юптаруçă-сăвăç пĕр-пĕрне алă тытса саламларĕç (В. Бурнаевский. Çунатлă эскадрон) «Начдив и известный поэт-баснописец друг друга приветствовали рукопожатием». Бригадăри хĕрлĕ кĕтесре ялти паллă юптаруçă Ярмуш тавра 10—12 çамрйк колхозник пухăнса ларнă («Капкăн», 1965, № 8) «В красном уголке бригады около известного на селе баснотворца Ярмуша сидело 10—12 молодых колхозников».
    
    Одна из первых фиксаций в печати слова юптаруçă относится к 1944 г. В ноябре того сурового года исполнилось 100-летие со дня смерти великого русского баснописца И. А. Крылова. К этой памятной дате в семнадцатой книге художественно-литературного альманаха «Илемлĕ литература» (впоследствии «Тăван Атăл») было опубликовано несколько новых чувашских переводов басен Крылова, посвященных Великой Отечественной войне 1812 г. В предисловии к этим переводам, написанном переводчиком басен Стихваном Шавлы, употреблено новое слово юптаруçă, ср.: Кăçалхи ноябрĕн 9-мĕшĕнче вырăс халăхĕн чаплă писателĕ — чаплă юптаруçă Иван Андреевич Крылов вилнĕренпе çĕр çул тултарать («Илемлĕ литература», 1944, № 17, с. 42) «9 ноября этого года [дата взята по старому стилю.— Н. П.] исполняется 100 лет со дня смерти великого писателя русского народа — великого баснописца Ивана Андреевича Крылова».
    
    Семнадцатая книга альманаха вышла за полгода до юбилея. В юбилейный день газета «Чăваш коммуни» напечатала две статьи о И. А. Крылове. Певрая — статья профессора Д. Благого «Великий русский баснописец», вторая — статья Ивана Мучи «Чувашские переводы произведений И. А. Крылова». В статье Д. Благого слова басня и баснописец употреблены без перевода, а в статье Ивана Мучи первое дано по-русски, второе переведено басньăсем çыракан, ср.: Вырăссен паллă писателĕ, басньăсем çыраканĕ Иван Андреевич Крылов пурăннă вăхăтра чăвашсен хăйсен алфавичĕ те пулман («Чăваш коммуни», 1944, 21 нояб-ря) «В то время, когда жил замечательный русский писатель-баснописец Иван Андреевич Крылов, у чувашей не было и алфавита». Данная статья Ивана Мучи в том же году с незначительным сокращением перепечатана в девятнадцатой книге альманаха «Тăван Атăл» («Илемлĕ литература») как послесловие к новым переводам басен Крылова, сделанным Стихваном Шавлы. В этой редакции первоначальное басня çыракан заменено неологизмом юптаруçă, ср.: Вырăс халăхĕн аслă юптаруçи Иван Андреевич Крылов пурăннă вăхăтра чăвашăн хăйĕн алфавичĕ те пулман («Тăван Атăл», 1944, № 1, с. 38) «В то время, когда жил великий русский баснописец, у чувашей не было и алфавита».
    
    В литературе до 1944 г. употребление слова юптаруçă нами не обнаружено. Встречаются баснописец, басня çыракан, юптару çыракан «пишущий басни». В хрестоматии по родной литературе для V класса, составленной М. Я. Сироткиным, первое издание которой вышло в 1941 г., понятие баснописец обозначено словосочетанием юптару авторĕ, ср.: ...юптару авторĕ çынсем хушшинчи çитменлĕхсемпе, йăвашчунлăхпа, хăравçăлăхпа тата ытти çавнашкал çитменлĕхсемпе кĕрешме чĕнет. (Тăван литература. Хрестомати. 5-мĕш класс валли. М. Я. Сироткин пухса хатĕрленĕ. 1941, с. 135) «Автор басни призывает к борьбе с недостатками людей, слабодушием, трусостью и другими тому подобными пороками».
    
    Юптаруçă первую лексикографическую фиксацию получил в РЧС(1951), ср.: Баснописец м. юптаруçă, басня çыракан. В РСЧЕг(1960) на первом месте дано басня çыракан, на втором — юптаруçă, а в РЧС(1971) на первом месте стоит юптаруçă, за ним — юптару çыракан. В орфографических словарях чувашского языка юптаруçă бытует с 1963 года.

2. Новообразования, производное которых обозначает действующее лицо, производящее — объект действия

    Среди производных с аффиксом -çă(-çĕ) выделяется небольшая группа слов, у которых производящая основа по отношению к производному выражает объект действия, т. е. называет явление, понятие или предмет, которые для действующего лица служат объектом деятельности, внимания, наблюдения, изучения. Сюда относятся: тимĕрçĕ «кузнец» от тимĕр «железо», пăхăрçă «медник» от пăхăр «медь», пулăçă «рыбак» от пулă «рыба», кайăкçă «охотник» от кайăк «зверь, «дичь», кĕтӳç «пастух» от кĕтӳ «стадо», уртмахçă «носитель переметной сумки с гостинцами на свадьбах» от уртмах «переметная кожаная сумка для гостинцев» и некоторые другие. В советский период эта группа слов пополнилась такими неологизмами:
    
Кăмпаçă «грибник» от кăмпа «гриб». Примеры: Кăмпана çӳрекен хăшпĕр ăста кăмпаçсем те капла тума ăс çитереес çук (Г. Ефимов. Пакша) «Даже у опытных грибников едва ли хватит такой смекалки». Карçинкка йăтса çеç вăрмана каякана эпĕ çав тери кăмăллатăп, йывăçа та, тискер кайăка та пĕтермест вăл, сăтăр тумасть — кăмпа татать, кăмпаçă вăл (Г Орлов. Хитре сунар) «Кто ходит в лес только с пустой корзиной, мне очень по душе, ни деревьев, ни зверей не губит он, не причиняет вреда — грибы собирает, грибник он».
    
    Слово кăмпаçă в литературный язык пришло в 60-х гг. Возможно, в народной речи оно появилось гораздо раньше, но в словарь попало только в 1971 г., ср. РЧС (1971): грибник м. разг. кăмпаçă, кăмпана çӳрекен.
    
Кĕленчеçĕ «стекольщик» от кĕленче «стекло». Точная дата появления данного слова пока не установлена, но к началу 60-х гг. оно уже существовало, ср. у С. Шавлы в «Аслати кĕрлесен», изданном в 1961 г.:
    
    Чӳречесем лартма ыран
    Ирех яратăп кĕленчеçĕ... «Завтра раненько пришлю стеколыцика остеклить рамы».
    
    Это слово зарегистрировано в ЧРС(1961), ОСЧЯ(1963). Тем не менее в РЧС(1971) русское стекольщик на чувашский язык переведено словосочетанием кантăк лартакан.
    
Сулăçă «плотовод», «плотогон», «плотовщик» от сулă «плот». Примеры: Сулă пĕренисем, хумсем пыра-пыра хирнипе, ниçта кайса кĕрейми чӳхеннĕ, кăвак кĕпеллĕ сулăçăсем, тайкаланса тăрса, пăрахут çине пăхнă, кулнă, темскер кăшкăрашнă. (М. Горький. Фома Гордеев. В. Митта куçарнă) «Бревна ходуном ходят под ударами набежавших волн; плотовщики в синих рубахах, пошатываясь на ногах, смотрят на пароход, смеются и что-то кричат».
    
    Шик шăхăрса та авăсса
    Ăсатрĕ сулă çамрăк сулăçă (С. Шавлы. Килне килет салтак) «Гикая и гребя, погнал плоты молодой плотогон».
    
    Данное слово появилось в 30-х гг. Первую лексикографическую фиксацию получило в РЧС(1951) (ом. «Плотовщик»). В ЧРС(1961) оно представлено со значением «плотогон», «плотовод», в РЧС(1971) дано со значениями «отлотовщик», «плотогон». Имеется оно и в ОСЧЯИ в (1963).
    
Чулçă «каменотес», «каменщик» от чул «камень». Раннее употребление его в литературе относится к началу 40-х гг. Примеры:
    
    Тимĕрçĕ хĕрте-хĕрте
    Шăрантарнă хурçă,—
    Çавăн пек ĕçле-ĕçле
    Тĕрекленнĕ чулçă. (Г. Тукай. Чулçă. Я. Ухсай куçарнă. 1940) «Как кузнец в горне обжигал железо, так и каменотес в труде закалял себя».
    
    Этаж çине этаж йăтса
    Çĕклерĕ пирĕн ватă чулçă (С. Шавлы. Килне килет салтак) «Этаж за этажом воздвигал наш старый каменщик». Тăхçапа ĕçлекен чулçă — ăста, анчах скульптор мар (В. Митта. «Ялав» журналăн страницисем тăрăх) «Каменщик со своим инструментом — это мастер, но не скульптор».
    
    Данное слово первую лексикографическую фиксацию получило в РЧСНШ(1940), где оно дано в значении «каменщик». ср.: каменщик—каменщик, чулçă.
    
    Однако во втором издании данного словаря, вышедшем в 1947 г., русское каменщик переведено словосочетаниями, лишь только в скобках дано чулçă, ср.: каменщик — чул купалакан, чул саракан, чул çурт тăвакан (чулçă).
    
    В РЧС(1951) и последующих двуязычных словарях данный неологизм отсутствует, но вновь встречается оно в ОСЧЯ (1951, 1963).
    
Ялавçă «знаменосец» от ялав «знамя». Примеры: Васильес полковник полк ялавне илсе тухма хушать. Ялавçă ăна окоп тăрăх салтаксем умĕпе çĕклесе иртет: пурте çак ялава упрăр (А. Николаев. Полк командирĕ) «Подполковник Васильев приказывает вынести знамя полка. Знаменосец несет его по окопу перед солдатами: все берегите это знамя». Урса кайнă казаксем вара ялавçăна пăшалтан пенĕ. Ялавçă тайăлса кайнă (Ю. Яковлев. Ялавçăсен канашĕ) «Озверевшие казаки выстрелили в упор в знаменосца. Он покачнулся».
    
    Сана ялавçă пек тыттарнă
    Хĕрлĕ ялав яланлăха (Г. Ефимов. Г. Регистана) «Тебе как знаменосцу вручили навечно Красное знамя».
    
    В чувашский литературный язык ялавçă пришло в 50-х гг., но в словарях оно отразилось позже. Так, в РЧС(1951) русское знаменосец переведено русским же знаменосец, ср.: знаменосец — знаменосец (ялав, знамя йăтса пыракан).
    
    Ялавçă первую лексикографическую фиксацию получило в РЧСЕг (1960), ср.: знаменосец — ялавçă, ялав йăтса (çĕклесе) пыракан. Ср. также РЧС(1971): знаменосец — ялавçă, ялав йăтакан, знаменосец. Однако ЧРС(1961) его не включил. Можно считать. что ялавçă в литературном языке прочно утвердилось.

3. Новообразования, производное которых обозначает действующее лицо, производящге — инструмент или орудие действия

    Эта группа производных по своему семантическому и формальному признаку тесно примыкает к предыдущей, но в отличие от нее здесь предмет, выраженный производящей основой, представляет собой не столько объект, сколько средство или орудие действия. По моделям данного словообразовательного типа в дореволюционном чувашском языке было создано незначительное количество слов, обозначающих деятеля-музыканта, играющего на каком-либо музыкальном инструменте: купăсçă «гармонист», «скрипач», кĕслеçĕ «гусляр», шăпăрçă «пузырист». В советский период данная словообразовательная модель большой продуктивности не получила. Можно указать только на такие неологизмы, как параппанçă «барабанщик», тăмраçă «балалаечник».
    
Параппанçă «барабанщик» от параппан «барабан». Современному чувашу кажется, что слово параппанçă такое же старинное слово, как шăпăрçă «пузырист», купăсçă «скрипач», «гармоинст», кĕслеçĕ «гусляр» и т. п., но тем не менее в письменных памятниках чувашского языка дореволюционного периода это слово не встречается. Отсутствует оно в чувашских словарях вплоть до 1971 г. РЧС(1951), РЧСЕг(1960) русское барабанщик переводят словосочетанием параппан çапакан. Слово параппанçă первую лексикографическую фиксацию получило в РЧС(1971), ср.: барабанщик м. параппанçă. В литтературе параппанçă появилось в 50-х гт. Примеры: Ялавçăсем пӳлĕм варрине утса кĕчĕç те параппанçăпа горнист умне пырса тăчĕç (М. Юхма. Çăлтăрсем чĕнеççĕ) «Знаменосцы прошли в середину зала и остановились перед барабанщиком и горнистом». Анчах поэтсем çак «çăмăллăха» кĕтме пултараймаççĕ. вĕсем историре яланах малта пыракан трубадур, параппанçă пулнă (В. Митта. «Ялав» журнал страницисем тăрăх) «Однако поэты не могут рассчитывать на эти «льготные» условия, в истории они всегда были впереди идущими трубадурами и барабанщиками». Параппанçă патакĕсемпе шакăртаттарса илчĕ те, юрă пуçлаканĕ çамрăк ача сассипе юрласа ячĕ (Ю. Яковлев. Пĕрремĕш бастили. 1959, с. 79) «Барабанщик дробно постучал палочками, и запевала юношеским голосом запел».
    
Тăмраçă «балалаечник», «домрачей» от тăмра «балалайка», «домра». В литературе впервые зафиксировано в 1930 г. у П. Хузангая. В дореволюционных письменных источниках слово тăмраçă не встречается, а слово тăмра зарегистрировано только со значением «балалайка». В 30-х гг. с распространением переводов литературы восточных тюркских народов чувашское тăмра начинает приобретать значение тюркского домра. Однако производное от этого слова тăмраçă первую лексикографическую фиксацию получило в РЧС(1951) со значением «балалаечник», в РЧС(1961) к данному значению добавилось второе — «домрачей». Теперь тăмраçă фигурирует во всех словарях, но в литературе оно употребляется большей частью в форме тумраçă, ср.:
    
    Хуçа йăл-йăл, тумраçă тĕнкĕл-тĕнкĕл... (П. Хусанкай. Çĕнĕ çул хăнисем) «Хозяин улыбается, балалаечник играет».
    
    Тĕл пулаççĕ ик тумраçă,
    Вунтăватă купăсçă (Я. Ухсай. Туй.) «Встречаются два балалаечника и четырнадцать гармонистов».

3.

    В данную группу можно включить единичные неологизмы, производящая основа которых означает предмет, по отношению к деятелю-лицу являющийся орудием действия. Подобные образования дореволюционному чувашскому языку не известны, они появились только в советское время. Сюда относятся:
    
Кĕсменçĕ «гребец» от кĕсмен «весло». Примеры: Фетсем-чухăнсем çăмăл хĕçпăшалланнă çуран çар çыннисем е çар карапĕсем çинче матроссем, кĕсменçĕсем пулнă... (Ф. Коровкин. Авалхи тĕнче историйĕ. 5-мĕш класс валли, 1963, с. 115—116) «Феты-бедняки служили пехотинцами в легковооруженной пехоте или матросами и гребцами на военных кораблях». Кĕсменçĕсен кĕсменĕсем темиçе авсăнса илчĕç те, кимĕ хăйăрлă çыран çине сăмсипе кĕосе лăрчĕ (М. Юхм'а. Мускав çулĕ) «Гребцы еще несколько раз погребли веслами, и лодка врезалась носом в песчаный берег».
    
    Слово кĕсменçĕ в литературный язык пришло в 40-х гг В РЧСНШ(1940) русское гребец переведено сочетанием кимĕпе ишекен «плывущий на лодке», но в РЧСНШ (1947) и РЧС(1951) рядом с кимĕпе ишекен дано кĕсменçĕ. Последнее как лексическая единица представлено почти во всех орфографических и двуязычных словарях чувашского языка, изданных в 60—70-х гг.
    
Кистенçĕ «кистенщик», «вооруженный кистенью» от кистен «кистень», встречается с 60-х гг. в исторических произведениях М. Юхмы, ср.: Тĕвенеш ытти Чукма йĕкĕчĕсемпе пĕрле кистенçĕсен ĕретĕнчеччĕ... (М. Юхма. Мускав çулĕ) «Тевенеш вместе с другими джигитами из Чукмы находился в рядах кистенщиков».
    
    Данное слово в словарях пока не получило отражения.
    
Çĕмĕренçĕ, çĕмренçĕ «стрелок» от çĕмĕрен, çĕмрен «стрела». Четыре раза употреблено Н. Патманом в очерке «Как меняется история», изданном в 1934 г., ср.: Пулнăччĕ эпир çĕмĕренçĕсем. Кĕмĕл князь полкĕн çар çыннисем. (Мĕнле улшăнать истори?) «Мы были стрелками. Воинами полка князя Серебряного». Çĕмĕренçĕсем шăп тăраççĕ-мĕн, шăп тăраççĕ-мĕн, шухăшлаççĕ-мĕн (Там же) «Стрелки тихо стоят, тихо стоят и думают».
    
    Слово çĕмĕренçĕ впервые встречается у И. Юркина, который писал: «Скифы» тенĕ сăмах грексенĕн сăмахĕ, чăвашла «çĕмĕрĕнçĕ» тени пулать. «Скифы» греческое слово, по-чувашски означает «çĕмренçĕ».
    
    Çĕмĕренçĕ зафиксировано в СЧЯАш13(1937), ЧРС(1961).

4. Новообразования, производное которых обозначает действующее лицо, производящее — предмет обладания

    К данной группе производных имен существительных относятся такие образования, у которых производящая основа обозначает предмет, находящийся во владении лица, названного производным с аффиксом -çă(-çĕ, -ç), таковыми являются: хупахçă «кабатчик», лапкаçă «лавочник», кимĕçĕ «лодочник», пахчаçă «садовник», «владелец сада» и т. п. Количество таких образований в дореволюционном языке не превышало десяти. Сюда относится и книжное образование пĕлĕмçĕ «знаток», «ученый» от пĕлĕм «знание», появившееся в конце XIX в. в церковно-богослужебной литературе. В советское время по данной словообразовательной модели появилось мулçă «богатей», «толстосум» от мул «богатство», «имущество». Пример:
    
    Мĕскĕн пуçĕсем
    Пĕтнĕ ахалех,
    Çăткăн мулăçсен
    Ырлăхĕшĕн çех... (С. Элкер. Вăрçă хирĕсенче)
    
    «Ради удовольствия алчных толстосумом бедные головы даром пропадали».
    
    Анчах та тĕнчере нумай-ха
    Выç кашкăр евĕр мулçăсем (С. Элкер. Тĕнче илемĕ) «Но в мире еще много по-волчьи жадных толстосумов».
    
    Эпир çĕр çинче
    Никамран пуян халăх,
    Темле мулçăран та пуян (И. Малкай. Çутă ĕмĕтсем) «Мы богатый народ на земле, богаче любых богачей».
    
    Хаваслă пурнăç илемне
    Хуплаймĕç мулçăсем кĕлпе (П. Ялкир. Çавал çути) «Красоту веселой жизни толстосумам не удастся покрыть золой».
    
    Первое употребление слова мулçă в литературном языке относится к началу 20-х гг. В журнале «Шурăмпуç» за 1919 г. со значением мулçă встречается мул хуçи, ср.: Часах хапрăк-савăтсене хуçасен аллинчен туртса илсе ĕçлекенсене пачĕç, панккăсене мул хуçисен аллисенчен туртса илсе Республика пурлăхĕ туса хучĕç («Шурăмпуç», 1919, № 5, с. 131) «Вскоре фабрики и заводы отобрали у хозяев и передали в руки рабочих, банки отняли у банкиров и сделали собственностью Республики». Но уже в начале 1920 г. газета «Канаш» в значении «капиталист» применяет мулçă (см. статью «Кăçал пире ĕç çукки пĕтерет» от 14 февраля 1922 г.). В этом же значении оно зафиксировано в РЧС(1931). В современном литературном языке данное слово употребляется преимущественно в языке художественной литературы.
    
Пĕлӳçĕ «знаток», «ученый» от пĕлӳ «знание». Примеры: Хăшпĕр литература пĕлӳçисем идиомăсене тата илемлĕ литература тропĕсене синонимсем шутне кĕртеççĕ (Н. Андреев. Чăваш чĕлхин стилистики. 1-мĕш пайĕ, с. 128) «Некоторые литературоведы идиомы и художественные тропы относят к синонимам»
    
    Ыттине пĕлӳçĕсем пĕлтерĕç,
    Тăнлава тытса ларакансем.
    Юмăçсем пек йăрă юрăçсем,
    Юмахсем ярса та тĕлĕнтерĕç
    Асатте пек ăслă сăвăçсем (А. Алка. Атăл çинче. Сĕнтĕрвăрри)
    
    «О6 остальном вам поведуют ученые, что сидят упершись виском о ладонь. Вас изумят разными легендами прыткие, как знахари, певцы, мудрые, как старики, поэты».
    
    Пĕлӳçĕ появилось в начале 20-х гг., ср. в Чувашском календаре за 1923 г.: Тимофеев Ф. Т. — чăваш чĕлхин пĕлӳçи, чĕлхе çинчен тĕрлĕ кĕнекесем кăларать («1923 çулхи кăлентар», с. 152) «Тимофеев Ф. Т. — знаток чувашского языка, издает разные книги о языке». Чăваш халăхĕ çинчен чĕлхе пĕлӳçисемпе пăлхарсем камсем пулни çинчен пĕлес тиекен историçĕсем питĕ нумай çыраççĕ (там же, с. 155) «Очень много пишут о чувашах языковеды и историки, интересующиеся историей булгар».
    
    Параллельно со словом пĕлӳçĕ появились в языке его фонетические варианты пĕлĕвçĕ и пĕлевçĕ. Первое зафиксировано в СЧЯАш10 со значением «ученый», ср.: Пĕлевçĕ, ученый (неол.) Ку çынсем пурте паллă профессăрсем, пĕлевçĕсем пулнă. «Эти люди все были известные профессора и ученые». Второе представлено в ОСЧЯВан(1929). Все эти варианты воспринимались как неологизмы. Поэтому в словаре Ашмарина пĕлĕвçĕ снабжено пометой «неол.», в словаре Ванеркке пĕлевçĕ дано с подстрочной ссылкой «нумай пĕлекен», т. е. «много знающий». В ЧРСЕг(1936) предпочитание оказано слову пĕлĕвçĕ (здесь оно почему-то дано не заглавным словом, а в статье на пĕлĕв «знание»). Из трех вариантов пĕлӳçĕ, пĕлĕвçĕ, пĕлевçĕ в литературном языке отстояло пĕлӳçĕ. Именно ему оказано предпочтение в ЧРС(1961), но дано оно с пометой редко.

5. Новообразования, производное которых обозначает действующее лицо, производящее — средство передвижения

    Слова данного словообразовательного типа характеризуются тем, что производное у них обозначает деятеля-лица, а производящее называет средство передвижения, как, например, лавçă «возчик», кимĕçĕ «лодочник». В советский период данный словообразовательный тип пополнился такими новообразованиями:
    
Йĕлтĕрçĕ «лыжник» от йĕлтĕр «лыжи», появилось в 30-х гг. В 1921 г. в газете «Канаш» понятие «лыжник» передано словом йĕлтĕр «лыжи», ср.: Етĕрнере вăрçă выйĕн клубĕ çумĕнче йĕлтĕр ушкăнĕ уçăлчĕ («Канаш», 1921, 4 марта) «В Ядрине при военном клубе организовалось общество лыжников». Но эта же газета 10 января 1936 года писала: Похода тухнă йĕлтĕрçĕсен командине коммунистла аслă шкул студенчĕ Андреев юлташ ертсе пырать «Команду лыжников, выехавших в поход, возглавляет студент высшей коммунистической школы товарищ Андреев». А в номере от 12 января того же года она поместила заметку под заглавием «Йĕлтĕрçĕсен курсĕсем» («Курсы лыжников»). 15 января в этой же газете появился репортаж под названием: «Горькирен килнĕ йĕлтĕрçĕсем Чăваш Тĕпĕçтăвкомĕнче» («Лыжники, вернувшиеся из Горького, в Чувашском ЦИКе»). Введенное журналистами новообразование йĕлтĕрçĕ нашло поддержку у писателей. П. Хузангай написал песню «йĕлтĕрçĕсен маршĕ» («Марш лыжннков») и опубликовал ее в той же газете 24 января 1936 г. С этого времени йĕлтĕрçĕ прочно вошло в литературный язык. Вот несколько примеров из современной художественной прозы и периодической печати: Ытарлă каласан, ман пурнăçăм ăмăртури йĕлтĕрçĕсен шăпи пекех пулчĕ (В. Алентей. Шăрçа çакнă ыраш) «Образно говоря, моя жизнь походила на судьбу лыжника, соревнующегося в гонках». Тепĕр эрнерен хулара йĕлтĕрçĕсен ăмăртăвне ирттерчĕç (П. Львов. Икĕ çыру) «Через неделю провели соревнование городских лыжников». Тӳррипе каласан, ăмăртура йĕлтĕрçĕсемпе биатлонистсене тата конькипе чупакансене çеç куртăмăр эпир («Коммунизм ялавĕ», 1971, 31 января) «По правде говоря, в соревновании мы видели только лыжников, биатлонистов и конькобежцев».
    
    Данное слово первую лексикографическую фиксацию получило в РЧСНШ(1940).
    
Караванçă «караванщик» от караван, появилось в 30-х гг. Примеры:
    
    Пĕлтерсем мана эс, караванçă:
    Камшăн çак пуянлăх тиенет? (П. Хусанкай. Хура пĕркенчĕк) «Скажи-ка ты мне, караванщик, для кого предназначено это добро?»
    
    Хĕвел хĕртет. Тăп-тăрă арыкран
    Тĕвесене шăварчĕ караванçă. (И. Ивник. Туркмен хĕрĕсене) «Солнце печет. Караванщик напоил верблюдов у прозрачного арыка».
    
    Слово караванçă в словарях своего отражения еще не получило.
    
Юланутçă «всадник» от юланут «верховая лошадь», «лошадь с всадником», «всадник», «наездник», появилось в начале 30-х гг. До этого функцию слова юланутçă выполняла его производящая основа юланут. Но юланут — многозначное словj. В одно и то же время обозначает и всадника-человека и лошадь с всадником, ср.:
    
    Виç юланут вăрманта
    Йĕр йĕрлесе çӳреççĕ (К. Иванов. Нарспи) «Трое всадников в лесу ищут след».
    
    Хура лаша тĕк тăмасть —
    Çĕнĕ кĕрӳ çунтарать.
    Çĕнĕ кĕрӳ çумĕнче
    Çичĕ юланут ташлать (К. Иванов, Нарспи) «Вороному не стоится, хлещет плеткою жених. Рядом семеро коней танцуют под всадниками».
    
    Уланкийĕн тарçисем
    Çитрĕç юланутсемпе (Н. Шупуççынни. Хитре Чекеç) «Слуги Улангая прискакали на верховых лошадях».
    
    В этих примерах слово юланут в первом случае воспринимается как всадник, во втором — как лошадь с всадником, в третьем как верховая лошадь. Наличие у одного и того же слова таких почти противоположных значений создает неудобство для употребления данного слова. Появление неологизма юланутçă продиктовано стремлением языка освободить слово юланут от многозначности. Теперь юланутçă встречается в разных жанрах и разных стилях литературного языка, ср.:
    
    Юланутçă сикет йыт вĕрнĕ енне (С. Элкер. Хĕв-хур айĕнче) «Всадник поскакал в сторону, откуда доносился лай собаки»
    
    Чăннипех те юланутçă
    Килсе çитрĕ сиккипе (Я. Ухсай. Туй) «И в самом деле всадник прискакал». Юланутçă кулса ячĕ, унтан лашине чарчĕ те, ман çине кăмăллăн пăхса, хушамата ыйтрĕ (В. Иванов-Паймен. Аттесен палăкĕ) «Всадник засмеялся и приостановил лошадь, добродушно глядя на меня, спросил фамилию». Çитĕнсе çитнĕ кашни монгол юланутçă çар çынни пулса тăнă, мĕншĕн тесен монголсем пĕр вырăнтан тепĕр вырăна юланутпа куçса çӳренĕ (М. Нечкина, А. Фадеев. СССР историйĕ. 1-мĕш пайĕ. 7-мĕш класс валли, 1962) «Каждый взрослый монгол являлся всадником-воином, потому что монголы кочевали на верховых лошадях».
    
    Юланутçă как лексическая единица впервые зарегистрировано в РЧС(1971).

6. Новообразования, производное которых обозначает действующее лицо, производящее — место или сферу деятельности

    В советский период развития языка чувашское словообразование пополнилось новым типом словопроизводства, в котором производное обозначает действующее лицо, производящая основа называет место или сферу деятельности, т. е. предприятие, учреждение или орган, или же какое-либо место, где пребывает, работает или сотрудничает данное лицо. Этот тип словообразования отпочковался от четвертого типа, в котором производное обозначает деятеля, а производящее называет предмет, принадлежащий данному деятелю. Так, в словах типа кимĕçĕ «лодочник», пахчаçă «садовник», утарçă «пасечник» и т. п. производные основы выражают не только обладателя, но и одновременно деятеля. Естественно, в дореволюционную пору в семантической структуре данного типа слов доминировало значение обладателя, но оно не исчерпывало их смысловое содержание. Значению обладателя сопутствовало значение деятеля, ибо владелец лодки сам обслуживал свою лодку, владелец сада сам ухаживал за своим садом, владелец пасеки сам занимался пчеловодством и т. д. Но с ликвидацией частной собственности на средства производства и превращением частнособственных владений в общенародное достояние существенные сдвиги произошли в семантической структуре некоторых имен существительных с аффиксом -çă(-çĕ, -ç), совмещающих из себе одновременно и значение обладателя, и значение деятеля. В словах типа кимĕçĕ, пахчаçă на первый план выступило значение деятеля, а в слове утарçă значение обладателя совершенно затмилось. Оно стало бытовать со значением деятеля, мотивированным исходной основой, указывающей место действия. Такое перемещение в семантической структуре слова обусловило появление нового словообразовательного типа, вызвавшего к жизни новые образования. Сюда относятся:
    
Ăслăлăхçă «ученый», «научный работник», образовано от неологизма ăслăлăх «наука», «мудрость», появилось в начале 20-х гг. Примеры: Миронов ахаль вĕрентӳçĕ çеç пулман, вăл пысăк ăслăлăхçă пулнă («Канаш», 1922, 12 января) «Миронов не был лишь простым учителем, он был крупным ученым». ...Пирĕн чаплă ăслăлăхçă Н. И. Ашмарин нимĕç чĕлхинче те 16 чăваш сăмахĕ тупнă («Канаш», 1922, 17 февраля) «Наш выдающийся ученый Н. И. Ашмарин и в немецком языке обнару-жил 16 чувашских слов». Чăваш халăхĕн аслашшĕсем пăлхарсем пулни çинчен ăслăлăхçăсем халĕ пĕр иккĕленмесĕр калаççĕ («Сунтал», 1925, № 5, с. 3) «Теперь ученые без колебания утверждают, что предки чуваш были булгарами». Аслăлăхçă Чушковне хăйне валли пӳрт лартнă чухне темле финансовый махинаци тунă тесе хупрĕç (А. Артемьев. Салампи) «Ученого Чушкова за какую-то финансовую махинацию, совершенную при строительстве личного дома, посадили».
    
    Ăслăлăхçă первую лексикографическую фиксацию получило в ЧРСЕг(1936) и бытует во всех современных чувашских словарях, но по степени употребительности уступает заимствованному из русского языка ученăй «ученый».
    
Капкăнçă «капкановец», «капканист», «сотрудник журнала «Капкăн» от названия чувашского сатирического журнала, ср.: Капкăнçăсен ĕçĕ-хĕлĕ иртнĕ çулсенче Мускаври издательствăсемпе журналсене те интереслентерчĕ (Г. Васильев. Халăхпа пĕрле) «В последние годы деятельность капкановцев заинтересовала московские издательства и журналы». Н. Черепанова. капкăнçăсене куллен пулăшса пынипе пĕрлех, «Крокодил» журналăн активлă авторĕ те шутланать («Капкăн», 1975, № 5) «Оказывая повседневную помощь капкановцам, Н. Черепанова активно сотрудничает и в журнале «Крокодил».
    
    Ваттисем сана манман,
    Ватă капкăнçă Лашман. («Капкăн», 1965, № 4—5). «Старики тебя все помнят, старый капкановец Лашман».
    
    Слово капкăнçă появилось вслед за журналом «Капкăн», который начал издаваться в 1925 г. В 1926 г. от неологизма капкăнçă создано сложное образование радио-капкăнçă «радио-капкановец», и под этой рубрикой в «Капкане» печатались сатирические материалы для радио (см., например, № 7 за 1926 год). К сложному образованию можно отнести и капкăнçă-художник «художник-капкановец», ср.: Капкăнçă-художник Н. Л. Яковлев алă çулта («Капкăн», 1975, № 2) «Художнику-капкановцу Н. Л. Яковлеву пятьдесят лет».
    
    Несмотря на долгое существование в языке, слово капкăнçă (а также и радио-капкăнçă) в словарях до сих пор отсутствует.
    
Хаçатçă «газетчик», «сотрудник газеты» от хаçат «газета». Примеры: Анчах вăл икĕ уйăх хушши фронт политуправленийĕнче хаçатçăсен курсĕнче пулнă-мĕн (Л. Агаков. Шанчăк) «А он, оказывается, в течение двух месяцев находился в политуправлении фронта на курсах газетчиков». Михал ун чухне çав чăрсăр хаçатçăсенчен пĕри пулнă (В. Митта. Çамрăкки) «Михаил был тогда одним из дерзких газетчиков».
    
    Ырлăх-сывлăх сунакан
    Ват хаçатçă Хусанкай (П. Хусанкай. Салам) «Желающий Вам добра и здоровья старый газетчик Хузангай».
    
    Слово хаçатçă появилось в 20-х гг. В 1932 г. оно употреблено П. Хузангаем в поэме «Магнитгора», в 1934 г.— В. Миттой в рассказе «Молодой». Первую лексикографическую фиксацию получило оно в ОСЧЯ(1963).
    
Хыпарçă «хыбаровец», «сотруддок гаветы «Хыпар» от названия чувашской (дореволюционной) общественно-политической газеты «Хыпар» («Известие»). Примеры: Хыпарçăсем материалсене май пур таран тĕрлĕ формăпа пама тăрăшнă (К. Петров. Чăваш журналистикинче жанрсем çуралса аталанни) «Хыбаровцы старались по мере возможности разнообразить формат публикуемых материалов». И. Н. Никифоров каланă тăрăх, пĕрремĕш Думăна хăваласа янă вăхăт тĕлне хыпарçăсем Дума пуян классен влаçне хирĕç ним те тума пултарайманнине пĕтĕмпех ăнланса илнĕ (В. Долгов. «Хыпар» хаçат историйĕнчен) «Как утверждает И. Н. Никифоров, ко времени разгона первой Думы хыбаровцы совершенно убедились, что Дума ничего не сможет предпринять против власти имущих классов». Хыпарçăсем çакнашкал çырнинче большевиксен программипе килĕшменни çинчен калакан пĕр шухăш та çук (И. Кузнецов. Партин виçĕ тапхăрти программи) «В этих строках хыбаровцев нет ни одного высказывания, противоречащего программе большевиков». Революциллĕ кĕрешӳре пур халăхсен те туслă пулмалла тесе вĕрентнĕ хыпарçăсем (И. Тенюшев. Кĕрешӳ йыхравçи). «В революционной борьбе нужно укрепить дружбу всех народов, — учили хыбаровцы».
    
    Слово хыпарçă в значении сотрудник газеты «Хыпар» появилось во второй половине 50-х гг., и его утверждению в литературном языке способствовало издание в 1961 г. сборника материалов газеты «Хыпар» под названием «Хыпарçăсем». Данное слово пока в словарях не зафиксировано.
    
    В данную же группу можно включить новообразование куслаçă «кучер» от кусла «облучок». Оно встречается у С. Шавлы ср.:
    
    Пасарнă мăшăр ут юртать.
    Куслаçă-гренадер чĕн пушшине чикмест (Наполеон парни) «Покрывшаяся инеем двойка бежит. Кучер-гренадер ременного кнута не кладет».
    
    — Тилхепӳне пушат,—
    Хуçи куслаçăна хушать (Утă çулакан) «— Отпусти вожжи, — велит хозяин кучеру».
    
    Хотя данное слово общего признания пока не получило, но появление его нужно считать вполне закономерным.

7. Новообразования, производное которых обозначает действующее лицо, производящее — свойство, качество

    Этот молодой словообразовательный тип пока не отличается ни продуктивностью, ни регулярностью. Он появился сравнительно недавно. Возникновение его продиктовано, как нам думается, стремлением языка к семантической разгрузке морфологически недифференцированных слов. Как известно, в чувашском языке в силу морфологической недифференцированности многие слова в одно и то же время могут выступать в роли нескольких частей речи. Такая нерасчлененность в известной степени затрудняет процесс коммуникации, поэтому язык хочет избавиться от полисемии, ищет новые формы выражения. Примером может служить многозначное слово ăста, которое в одно и то же время выступает и в роли имени существительного (ср.: катка-пичке ăсти «мастер бондарного дела», «бондарь», хурт-хăмăр ăсти «специалист по пчеловодству», «пчеловод»), и в роли прилагательного (ср.: ăста артист «замечательный артист», ăста çĕвĕç «искусный портной», ăста хирург «опытный хи-рург»).
    
    Тенденция языка к семантической разгрузке многозначных слов породила новое слово ăстаçă со значением «мастер», «специалист», которое получило распространение в языке еще до революции, ср., например, в устном народном творчестве:
    
    Кĕмĕл токмакне тумашкăн
    Хосан ăстаçи кирлĕ-çке (СЧЯАш4, с. 74) «Чтобы сделать серебряную колотушку, требуется казанский мастер.»
    
    По модели ăстаçă в советское время образованы следующне слова:
    
Ĕçченçĕ «труженик» от имени прилагательного ĕçчен «трудолюбивый», «деловой», ср.: ...Вăрман хĕррипе суха сухалать пĕр ĕçченçĕ мăнтарăн сухапуçĕпе (А. Алка. Шанчăк) «На опушке леса пашет землю труженик своей жалкой сохой».
    
    Эс çăлтăрсем таран çĕклерĕн
    Ĕçченçĕ халăхун ятне (С. Шавлы. Çăлтăр çынни) «Ты поднял до звезд имя своего народа-труженика».
    
    Кашни кĕлте, кашни пучах —
    Ĕçченçĕсен хаваслăхĕ (И. Малкай. Ĕç юрри) «Каждый сноп, каждый колос — это радость труженика». Савăнать паян ĕçченçĕ халăх (А. Алка. Кĕркуннепе килнĕ шухăшсем) «Торжествует сегодня труженик-народ».
    
    Ĕçченçĕ в литературе встречается с 50-х гг., но в словарях отсутствует. По частоте употребления оно резко уступает своей производящей основе — прилагательному ĕçчен, выступающему нередко в роли имени существительного, ср.:
    
    Ĕçченшĕн пурнăç тулăх:
    Мĕн кирлĕ — çав умра... (Н. Евстафьев. Çуралнă çĕршывра) «Для труженика жизнь богата, что нужно — все перед соб0й». Ĕçчен тухать ĕçе (А. Алка. Атăлпа Сĕве хушшинче) «Труженник выходит на работу». Калавсен тĕп геройĕ — совет салтакĕ, тăшман пире хурахла килсе тапăннă кунах хăйĕн Тăван çĕршывне, тăван килне, çемйине хӳтĕлеме алла пăшал тытнă мирлĕ ĕçчен (Л. Агаков. Поэт-салтак) «Главный герой рассказов — советский солдат, мирный труженик, вставший с оружием в руках на защиту Родины, родного дома, родной семьи в первый же день варварского нашествия врага на нас».
    
Харамçă: «бесполезный человек», «дармоед», от харам «бесполезный», «пустой», «даром достающийся».
    
    Юнпа, çулăмпа
    Хăртрăм харамçа (П. Хусанкай. Ирĕк тимĕрçĕ) «Я кровью и огнем истреблял дармоеда».
    
    Унпа [пуппа] пĕрле
    Тăнă пур харамçă (Я. Ухсай. Кĕлпук мучи.) Все дармоеды заодно с ним [попом]».
    
    Ем-ешĕл тумтирлĕ илемлĕ пахча.
    Бригадăшăн кăмăл уççи ку.
    Харамçă улпутчĕ хуçи ун тахçан,
    Паян — колхоз хуçи ун (И. Тукташ. Субботник) «Сад в зеленой красивой одежде. Это радует бригаду. Он когда-го принадлежал барину-дармоеду. Сегодня его хозяин—колхоз».
    
    Харамçă появилось в первой половине 20-х гг. (см. у П. Хузангая «Ирĕк тимĕрçĕ»), но в словарях нашло себе место спустя около сорока лет, первый раз в ОСЧЯ(1963), затем РЧС(1971).
    
    Слову харамçă предшествовало устарелое харамса «дармоед». Оно зафиксировано в СЧЯАш16, но в современном литературном языке вышло из употребления, уступив свою функцию новообразованию харамçă.
    
    К данному типу относятся эпизодические сăхăмçă «жадный человек», «жадина», çуранçă «пешеход», ср.: çавăнтах вăл хăй умне çурт хуçине, çав хĕрлĕ питлĕ сăхăмçă сăнарне ӳкерет (Н. Илпек. Ирена) «Она тут же воображает себе образ хозяина дома, этого жадины с красными щеками.»
    
    Сăхăмçăсем шавлă ахăлтатрĕç. Шерккей йывăра илмере вĕсене, кулăша хирĕç кулăш (Н. Илпек. Хура çăкăр. 2-мĕш кенеке) «Жадины громко хохотали. Шеркей не обиделся на них, на смех отвечают смехом».
    
    Ир çула тухнă
    Пĕччен çын — çуранçă —
    Лаша чуппине тинкерсе
    Тем итлет... (Л. Пушкай. Мучие)
    
    «Рано утром отправившийся в путь одинокий человек — пешеход, — всматриваясь в бег лошади, к чему-то прислушивается».

8. Новообразования, заимствованные из русского языка путем замены русских суффиксов чувашским аффиксом -çă(-çĕ, -ç)

    Развитию словообразования при помощи -çă(-çĕ,-ç) сильно содействовало сознательное терминотворчество, стремление приписать данному аффиксу значения русских суффиксов, участвующих в образовании имени деятеля. Начиная с 1919 г. многие русские имена зо значением деятеля-лица, содержащие в своем составе суффиксы -ец(-инец), -щик(-чик), -ист, -ант, -ор(-ер, -ёр) и некоторые другие, на чувашский переводились путем замены русского суффикса чувашским аффиском -çă(-çĕ, -ç), как-то: рабфаковец — рапфакçă, капиталист — кăпиталçă, интернационалист — интернационалçă, металлист — метталçа, танкист — танкçă, заводчик — савăтçă, фабрикант — хапрăкçă, музыкант—музыкçă, миллионер — миллионçă, шахтер —шахтăçă и т. д. Примеры: Капиталçăсене сутăннă Шейдеман тӳре-шари темле тăрăшсан та револьутсин урапине чараймарĕ («Канаш», 1919, 7 марта) «Подкупленное капиталистами правительство Шейдемана, как ни старалось, не смогло приостановить колесо революции». Малашне пĕр вырăс историçи те чăваш халăхне асăнмасăр иртмест («1923 çулхи кăлентар», с. 154) «Далее ни один русский историк не обходит молчанием чувашский народ». Сутра Либкнехт мĕнле чаплă интернационалçă пулнине вĕсем лайăх курчĕç («Шурăмпуç», 1919, № 1) «На суде они хорошо увидели, каким замечательным интернационалистом был Либкнехт». Метталçăсен Тĕп Комитечĕн уйрăм комиссийĕ Коломенски, Выксовски тата Кольчукински савăтсене ытла та лайăх, тăрăшса ĕçленĕшĕн Хĕрлĕ Ялавăн Ёçлĕх орденне пама постановлени йышăннă («Канаш», 1921, 4 марта) «Специальная комиссия Центрального Комитета металлистов приняла постановление о награждении за трудовые доблести орденом Трудового Красного Знамени Коломенского, Выксовского и Кольчугинского заводов».
    
    Эти неологизмы-полукальки, усиленно культивировавшиеся газетами и журналами в течение десяти лет, за пределы газет и журналов не вышли, живая речевая практика не хотела их принимать. Это можно объяснить тем, что, во-первых, ранее малопродуктивный, в структурно-семантическом отношении ограниченный аффикс -çă(-çĕ, -ç) далеко не покрывал значения русских суффиксов, участвующих в образовании имени деятеля-лица, и замена им всех суффиксов в словах со значением действующего лица и превращение его таким образом в высокопродуктивную регулярную служебную морфему носили явно искусственный характер; во-вторых, с распространением всеобщего образования и усилением влияния русского языка как языка прессы и радио, литературы и кино, обучения и межнационального общения, русские производные имена со значением деятеля-лица в чувашский язык проникали в их структурно-семантической целостности. В данной ситуации искусственно вводимые полукальки с аффиксом -çă(-çĕ, -ç) не выдерживали конкуренции с их русскими соответствиями. Уже в 1929 г. автор орфографического славаря Н. И. Ванеркке за литературную норму брал не полукальки с русской производящей основой с чувашским аффиксом -çă(-çĕ, -ç), а русские заимствования со своими суффиксами, как-то: активис «активист», аттеис «атеист», кăпиталис «капиталист», металис «металлист», монарххис «монархист», натсионалис «националист», футполис «футболист» и т. п. В начале 30-х гг. полукальки на -çă(-çĕ, -ç) с русской производящей основой прекращают свое бытование и на страницах газет и журналов. Лишь в творчестве некоторых писателей они находят единичное употребление, ср.:
    
    Бакен мăч турĕ те сӳнчĕ,
    Кимĕ пулчĕ куç тĕлне.
    Ватă бакенçă лăш сулчĕ
    Сарă вĕçлĕ кĕсменне (П. Хусанкай. Аптраман тавраш) «Бакен мигнул и потух, взору представилась лодка. Старый бакенщик взмахнул веслом с желтой лопастью». — Аван-и, чăваш-миллионçă, — тесе саламланă вăл (М. Горький. Фома Гордеев. В. Митта куçарнă, с. 144) «— Здорово, чуваш — миллион-щик,— приветствовал он». Александр Ильич учитель пахчаçă пулнинчен те ытларах ăста музыкçă пулнипе халăхра паллă (А. Артемьев. Алтăр çăлтăр) «Александр Ильич популярен в народе больше всего не как садовод, а как искусный музыкант».
    
    Паттăр Зайцев пулёметçăн
    Чи хăрушă сехетре
    Суранланнă пур расчечĕ,
    Арканман вăл пурпĕрех (С. Элкер. Вăл вилĕмсĕр) «У храброго пулеметчика Зайцева в этот опасный час ранило весь расчет, все равно он не вышел из строя». Арăмран вилеп кулса. Нимĕн те тĕшмĕртеймест, фельетона кам çырнине те фельетонçи патне хамах кайса çӳренине те пĕлмест (Л. Таллеров. Çенĕ кӳршĕ Карачăм) «До упаду смеюсь над женой. Ничего не соображает, ни о авторе фельетона не знает, ни о том что я сам ходил к фельетонисту». Парти... Эс шавлă тинĕсри Асла Рульçă (А. Петтоки. Парти) «Партия... Ты Великий Рулевой в бушующем море».
    
    Среди полукалек с аффиксом -çă(-çĕ) как особый тип можно выделить слова, образованные от личных имен. Дореволюционный чувашский язык совершенно не знал подобных случаев Этот тип словообразования появился в 20-х гг., в период интенсивного словопроизводства путем калькирования. В данных образованиях производное означает деятеля-лица, который следует учению, или примеру того, чье имя названо производящей основой, как, например, ленинçă «ленинец», мичуринçă «мичуринец», тумурçă «тимуровец». Производное может означать же исследователя, занимающегося изучением творчества какого-либо деятеля — писателя, композитора, художника т п., названного производящей основой, как-то: есенинçă «есёниновед», пушкинçă «пушкиновед», ивановçă «ивановед», тайăрçă «тайровед» и т. п. Примеры:
    
    Эс пул примерлă ленинçă,
    Вĕрен, вĕрент, ĕçле, тĕлле (П. Хузангай. Пул примерлă ленинçă)
    
    «Ты будь примерным ленинцем, учись, учи, трудись, стремись».
    
    Харсăрах Иван çитĕнсе килет,
    Комсомол ретне хапăлах кĕрет,
    Çамрăк ленинçă вăл пулать тăрать,
    Пухăва çӳрет, докладсем тăвать (С. Шавлы. Иван паттăр) «Храбрый Иван взрослеет, с радостью вступает в ряды комсомола и становится юным ленинцем, посещает собрания, выступает с докладами». Макар выстăвкăра çав сада ĕрчетекен колхозникпа, Фалалеев хушаматлă мичуринçăпа хире-хирĕç ларса калаçрĕ (С. Аслан. Хăват) «На выставке Макар лично беседовал с вырастившим такой сад колхозником — мичуринцем Фалалеевым».
    
    Çак маттур тимурçăсем
    Тем те тăвĕç, ывăнмĕç (А. Ĕçхĕл. Тимурçăсем) «Эти храбрые тимуровцы все сделают, не устанут». Есенинçăсене критикленĕ хушăрах хăй те çынна ытлашши шеллетерекен интимлă кĕвĕ-çемĕпе, «есенинçăсен» сăнлăхĕпе усă курать (В. Иванов-Паймен. Аттесен палăкĕ) «Критикуя есенинцев, он то и дело пользуется сентиментально-интимными мотивами, есенинскими образами».
    
    Слова данного типа стилистически ограничены, а по степени употребительности явно уступают заимствованным из русского языка дублетам, поэтому в словарях они не зафиксированы.
    
    Итак, вышеописанные новообразования, появившиеся в чувашском литературном языке в советскую эпоху, позволяют заключить, что с изменением условий существования языка за 50 лет после Великой Октябрьской социалистической революции. У словообразовательного аффикса -çă(-çĕ, -ç) отчетливо обозначились тенденции к повышению своей активности. Эти тенденции появились прежде всего под влиянием «социального заказа» на имена, необходимые для называния производителя лица.
    
    Если в долитературный период язык, довольствуясь малым набором кодов (слов), при обозначении деятеля-лица обходился объяснительными словосочетаниями, то с зарожденнем литературного языка, с расширением сферы его использования, а в советский период — с внедрением его во все сферы производственно-хозяйственной, общественно-политической и культурно-интеллектуальной жизни народа возникла социальная потребность в новых словах, точно и экономно называющих явления реальной действительности. Это стимулировало повышения активности рассматриваемого аффикса.
    
    Рассмотренные разряды новообразований показывают, что в советский период новые слова со значением действующего лица появляются на основе более широкой словообразовательной базы, чем в дореволюционный период, В словопроизводство вовлекаются такие семантические группы лексики, которые досоветский период либо совсем не участвовали в нем (например, названия растений, как хăмла «хмель», кăмпа «гриб»), либо участвовали только изредка. Расширение базы для образования новых имен наблюдается и за счет участия в нем некоторых имен прилагательных, как-то ĕçчен «трудолюбивый», харам «бесполезный», «пустой», çуран «пеший». Правда, этот тип словообразования пока нельзя считать регулярным, и трудно сказать, станет ли он продуктивным, но стремление языка к вовлечению в словопроизводство с аффиксом -çă(-çĕ) новых лексико-грамматических классов уже наблюдается. Об этом же свидетельствует участие а словообразовании с данным аффиксом производных имен сложной морфологической структуры, образованных от глагольных основ при помощи -у(-ӳ), -в(-ав, -ев) для обозначения процесса или результата действия. Образование имен деятеля-лица от данного разряда слов в досоветский период имело лишь эпизодический характер (ср.: ултавçă «обманщик», сыхлавçă «защитник», пĕвевçĕ «красильщик»), в советское время оно стало продуктивным. Как правило, существительные с аффиксом -çă(-çĕ) от производных имен с глагольной основой — это отыменные существительные (в синхронном понимании этого термина). Однако диахронические исследования каждого нового образования свидетельствует о том, что количество производных с аффиксом -çă(-çĕ), мотивированных производящей основой на -у(-ӳ), -в(-ав, -ев), не всегда соответствует количеству производящих основ. Нередки случаи, когда ко времени появления новообразования со значением действующего лица в языке отсутствует его производящая основа на -у(-ӳ), -в(-ав, -ев). А некоторые «производящие» основы вводятся в язык позже производных. Так, например, слова ертӳçĕ «вожак», çыравçă «писатель», хĕсĕрлевçĕ «притеснитель» и некоторые другие, зафиксированные в литературных текстах и словарях, в языке до сих пор не имеют своих производящих основ, что дает основание считать, что аффикс -çă(-çĕ, -ç) имеет тенденцию к слиянию с аффиксами -у(-ӳ), -в(-ав, -ев) и образованию, таким образом, сложных служебных формантов.
    
    Фонд производящих основ в советский период расширился и за счет русских заимствований (ср.: хаçатçă «газетчик», караванçă «карванщик», тимурçă «тимуровец» и т. п.). Однако в образовании новых слов со значением действующего лица русские заимствования решающей роли не играют. Чувашский язык их воспринимает со своими словообразовательными суффиксами. Но тем не менее в развитии словообразовательных типов с аффиксом -çă(-çĕ) и пополнении чувашской лексики новообразованиями со значением действующего лица русскому языку принадлежит ведущая роль. Довольно большое количество чувашских новообразований со значением действующего лица возникло непосредственно под влияием русских словообразовательных моделей, в результате калькирования и семантической индукции.
    
    Таким образом, круг чувашских новообразований с аффиксом -çă(-çĕ, -ç) в советский период обогащается новыми словами, возникающими не только по старым словообразовательным моделям, но и по новым, сложившимся после Октябрьской социалистической революции под влиянием различных социальных факторов.

СПИСОК УСЛОВНЫХ СОКРАЩЕНИЙ ИСПОЛЬЗОВАННЫХ СЛОВАРЕЙ

    
КОСЧЯ(1969)Чăваш чĕлхи орфографийĕн кĕске словарĕ. С. П. Горский, А. И. Иванов тата Д. С. Филиппова хатĕрленĕ. Пĕтĕмĕшле С. П. Горский профессор редакциленĕ. Орфографи комиссийĕ çирĕплетнĕ. Шупашкар, 1969.
КЧРСНик(1919) Никольский Н. В. Краткий чувашской-русский словарь. Казань, 1919.
ОСЧЯВал(1926) Ванеркке. Чăваш чĕлхийĕн орфокрафи слояарё. Шупашкар, 1926.
ОСЧЯВан(1929) Ванеркке Н. Чăвашла çырасси (Правĕлăсемпе орфокрафи словарĕ). Шупашкар, 1929.
ОСЧЯ(1939) Чăваш челхи орфографийĕн словарĕ. Пуçламĕш, туллимар вăтам тата вăтам шкул валли. Чăваш АССР Наркомпросĕ çирĕплетнĕ. М. Я. Сироткин редакциленĕ. Шупашкар, 1939 (Хуплашкинче 1940) (Чăваш АССР Наукăпа тĕпчев институчĕ).
ОСЧЯ(1951) Чăваш чĕлхин орфографи славарĕ. Пуçламăш шкулта вăтам шкул валли. 2-мĕш издани. Орфографипе терминологи комиссийĕ пăхса тухса çирĕплетнĕ. Шупашкар, 1951 (Чăвашсен чĕлхепе литература тата истори тĕлĕшпе ĕçлекен наукăпа тĕпчав институчĕ).
ОСЧЯИв(1963) Чăваш чĕлхин орфографи словарĕ. А. И. Иванов хатĕрленĕ. И. П. Павлов редакциленĕ. Орфографи комиссийĕ çирĕплетнĕ. Шупашкар, 1963.
РЧС(1931) Русско-чувашский словарь. Вырăсла-чăвашла сăмах кĕнеки. Шупашкар, 1931.
РЧС(1951) Русско-чувашскнй словарь. Под редакцией Н. К. Дмитриева. М., 1951.
РЧС(1971} Русско-чувашский словарь. Под редакцией И. А. Андреева и Н. П. Петрова. М., 1971.
РЧСЕг(1960) Егоров В. Г. Русско-чувашский словарь. Под редакцией И. А. Андреева. Чебоксары, 1960.
РЧСЕг(1972) Егоров В. Г. Русско-чувашский словарь. Под редакцией А. Е. Горшкова. 1972.
РЧСКТВанЛук(1929) Ванерккепе Лукка Эрхипĕ. Кĕнчелер терминĕсем.— «Халăха вĕрентес ĕç», 1929, №№ 5, 6, 7, 9.
РЧСНик(1909) Никольскпй Н. В. Русско-чувашский словарь. Казань, 1909.
РЧСНШ(1940) Русско-чувашский словарь Для начальных школ, Под редакцией М. Я. Сироткина. Чебоксары, 1940.
РЧСНШ(1947) Русско-чувашский словарь. Для начальных школ, под. 2-е иад. Под общей редакцией В. Г. Егорова. Чебоксары, 1947 (на обл. 1948).
РЧСНШ(1969) Степанов А. С. и Лазарева А. В. Вырасла-чăвашла словарь. Пуçламăш классенче вĕренекенсем валли. Шупашкар, 1969.
РЧОПССк(1973) Русско-чувашсюий общественно-политический словарь. Составитель М. И. Скворцов. Чебоксары, 1973
РЧСОПТАн (1960) Русско-чувашский словарь общественно-политических терминов. Составитель Н. А. Андреев. Утвержден Орфографической и терминологической комиссией. Чебоксары, 1960 (Чувашский научно-исследовательский институг Языка, литературы, истории и экономи).
ТРЧС(1940) Терминологический [русско-чувашский] словарь. Утверждено НКП ЧАССР. Чебоксары, 1940.
СЧЯАш1—17 Ашмарин Н. И. Словарь чувашского языка. Вып. I—XVII. Казань—Чебоксары, 1928—1950.
ТРЧСОПТ(19Э2) Терминологический русско-чувашский словарь. Вып. 1. Общественно-политические термины. Чебоксары, 1932 (Чувашский научно-исследовательский институт).
ТРЧССХТ(1932) Терминологический русско-чувашский словарь. Вып. 2. Сельскохозяйственные термины. Чебоксары, 1932 (Чувашский научно-исследовательский институт).
ТСШУ(1934) Шкулта вĕренмелли учебниксене кĕнĕ терминсем. Шупашкар, 1934.
ЧРС(1961) Чувашско-русский словарь. Под редакцией М. Я. Сир откина. М., 1961.
ЧРСЕг(1936) Егоров В. Г. Чувашско-русский словарь. Чебоксары, 1936.
ЧРСЕг(1954) Егоров В. Г. Чувашско-русский словарь. 2-е изд. Чебоксары, 1954.

    
    

 
 
Ссылка статьи :: Версия для печати

Последние изменения внес Admin (2008-02-03 13:53:57). Просмотрено: 8850.
Orphus

Баннеры

Счетчики

 
О сайте | Помощь сайту | Статистика
(c) 2005-2017 Chuvash.Org | Номер свидетельства о регистрации в качестве СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 68592, выдано 3 февраля 2017 года Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Содержимое сайта (кроме статей, взятых из других источников) публикуется на условиях CreativeCommons Attribution-ShareAlike 3.0. Вопросы по работе сайта: site(a)chuvash.org