Войти | Регистрация | Вход необходим для полного использования сайта
 -3.0 °C
Добродетель женщин происходит часто от скупости их любовников.
(Гораций)
 

Именные словосочетания марийского и чувашского языков

    Volgan alueen kielikontaktit. Языковые контакты Поволжья. ред.: Jorma Luutonen. Turku. 2002. pp.: 143-151. ISBN: 951-29-2415-3
    Арто Мойсио
    Турку
    
Именные словосочетания марийского и чувашского языков
    Языки мира можно разделить на пять типов по главным элементам предложения, т.е. по подлежащему (S), объекту (O) и сказуемому (V). Три наиболее распространённых порядка предложения - SOV (напр, японский), SVO (напр, английский), VSO (напр, валлийский). В кругу языков мира существуют также следующие: VOS (напр, малагасий­ский) и OVS (напр, хикскарьяна, в Южной Америке). (Hawkins 1983, 1.)
    Основой порядок предложения как марийского, так и чувашского языков - SOV. В этих языках порядок разных определений сущест­вительного является одинаковым. По типологическим исследованиям (напр. Rijkhoff 1998, 342, 360) в чувашском языке порядок определений существительного следующий: указательное слово + числительное + прилагательное (Dem + Num + A +N). Кроме того, существительное в родительном падеже и причастие в роли определения находятся перед главным существительным. В марийском языке названные типы определений имеют такой же порядок.
    В современных уральских языках существует два типа порядка слов: SOV и SVO. Данные два типа являются самыми распространён­ными среди языков мира. Группу финно-угорских языков с порядком слов SVO можно разделить на два подтипа. К восточной группе типа SVO в числе прочих относятся коми, мордовский, карельский и вепс­ский языки, в которых при подчёркивании элементов предложения можно пользоваться и порядком SOV. К западной группе принадлежат, например, северно-саамский, эстонский и финский языки, в которых порядок SOV встречается очень редко. Представителем третьей группы является венгерский язык, который называют языком темы-фокуса. Четвёртая группа состоит из языков типа SOV, например, ненецкий, южно-саамский, удмуртский и марийский языки. В этих языках порядок слов относительно твёрдый. (Vilkuna 1998, 178.)
    По подсчётам Марии Вилькуна (Vilkuna 1998, 186), из всех исследо­ванных предложений эрзянского языка только 60 %, а в коми языке 50 % имеют порядок SVX (здесь X обозначает дополнение и пригла­гольное наречие с зависимыми словами). В удмуртском языке порядок SVX встречается только в девяти из ста предложений. Напротив, 78 % из обследованных предложений финского языка имеют порядок SVO.
    Первоначальный порядок слов в уральских языках реконструиру­ется как SOV, так что в некоторых современных языках, например, в марийском, главные члены предложения унаследовали этот старый порядок. Финно-угорские языки, которые сейчас пользуются порядком SVO, одобряют также вариант SOV. (Vilkuna 1998, 181.)
    В настоящее время порядок слов в финно-угорских языках относи­тельно свободный, но предполагается, что вначале в прауральском предложении подлежащее было перед сказуемым, а определение перед главным словом (Itkonen 1966, 312), т.е., прауральское предложение имело порядок SOV. Этот первоначальный порядок изменился, без сомнения, под влиянием других языков. При этом типичным для финно-угорских языков является освоение порядка слов соседних языков. Например, на прибалтийско-финские и саамский [а нет на южно-саамский] языки оказали влияние германские и балтийские языки, на венгерский - тюркский, славянские и германский языки. Марийский и удмуртский языки были в особо тесном контакте с чувашским и татарским языками. В течение нескольких последних веков и в настоящее время изменения в синтаксисе уральских языках на территории России происходит под влиянием русского языка. (Itkonen 1966,135, 331; Comrie 1981, 92; Vilkuna 1998,175.)
    Типичный порядок слов в тюркских языках - подлежащее + допол­нение + сказуемое(Johanson 1998, 57), иначе говоря, порядок SOV. Необходимо заметить, что порядком SOV пользуются именно те финно-угорские языки, которые имеют наиболее долгие контакты с тюркскими языками. Отсюда напрашивается вопрос, является ли порядок SOV в марийском и удмуртском языках уральским наследием или же это результат тюркского влияния? (См. Comrie 1981, 93.) Отодвинув данный вопрос на второй план, рассмотрим порядок опреде­ления именных словосочетаний марийского и чувашского языков.
    Типологические исследования в качестве исходного пункта дают нам следующий порядок именных словосочетаний: указательное слово + числительное + прилагательное (Dem + Num + A), а также тот факт, что причастие (Rel) и существительное в родительном падеже (G) находятся перед главным существительным. Кроме перечисленных определений, в марийском и чувашском языках, конечно, имеются ещё производные прилагательные.
    В марийском языке прилагательные чаще всего образуются с помощью суффиксов -ан, -лО (-ло, -лö, -ле) и -сО (-со, -сö, -се), напри­мер: иян 'ледяной' (ий 'лед'), пÿян 'зубчатый' (пÿй 'зуб'), сылнымутан 'художественный' (сылнымут 'художественная литература'): тамле 'вкусный' (там 'вкус'), куатле 'сильный' (куат 'сила'); йымалсе 'ниж­ний' (йымал 'нижняя часть'), мучашсе 'конечный' (мучаш 'конец'). мÿндырсö 'далекий' (мÿндыр 'далекий, далеко').
    В чувашском языке два общеупотребительных суффикса прилага­тельных. Один -лĂ (-лă, -лĕ) (см. Krueger 1961, 130), а другой образуется от аффиксов местного падежа -ра, -ре, -та, -те, -ча, -че и притяжатель­ного суффикса третьего лица , которые вместе формируют суффик­сы -ри, -ти и -нчи. (Krueger 1961,128.)
    Суффикс -лĂ присоединяется к именным основам, при этом вновь образованные прилагательные обозначают обладание предметом, кото­рый выражен основой слова, например: ятлă 'имеющий имя' (ят 'имя'), утлă 'имеющий лошадь' (ут 'лошадь'), чаплă 'замечательный' (чап 'слава'), илемлĕ 'красивый' (илем 'красота'), туллă 'гористый' (тул 'наружная сторона'), вăрманлă 'лесной' (вăрман 'лес'). Этот суффикс также сочетается с новыми заимствованиями, например: активлă 'активный', интереслĕ 'интересный', талантлă 'талантливый'. Суффикс -лĂ может присоединяться и к сочетанию прилагательного и существи­ельного, например: вунă витреллă пичке 'десятиведёрная бочка' (вунă витре 'десять вёдер'), çӳлĕ мăрьеллĕ завод 'завод с высокими трубами' (çӳлĕ мăрье 'высокая труба').
    Производительный суффикс -ри содержит суффикс местного падежа, поэтому семантика прилагательных, образованных с помощью этого суффикса, связана с обозначением места, например: ялти 'сель­ский' (ял 'село'), килти 'домашный' (кил 'дом'), вăрманти 'лесной' (вăр­ман 'лес'), кунти 'здешний' (кунта 'здесь'), хирти 'полевой' (хир 'поле'). Указанному суффиксу функционально близок суффикс -хи, который сочетается только со словами, связанными с понятием времени, напри­мер: çулхи '-годичный' (çул 'год'), çурхи 'весенний' (çур 'весна'), ирхи 'утренний' (ир 'утро'). Для простоты изложения в дальнейшем, пере­численные здесь прилагательные условно можно назвать "и-прилагательными".
    Вышеуказанные типы прилагательных чувашского языка имеют довольно ясные функциональные соответствия в марийском языке. Например, чувашские прилагательные с суффиксом перед существительными употребляются таким же образом, как и прилага­тельные с суффиксом -сО в марийском языке. Последние обозначают понятия, связанные с временем или местом, например: элысе 'госу­дарственный' (эл 'государство'), верысе 'местный' (вер 'место'), кызытсе 'настоящий' (кызыт 'теперь'), эрласе 'завтрашний' (эрла 'завтра').
    Чувашские прилагательные с суффиксом -лӐ функционируют аналогично марийским прилагательным с суффиксом -лО, например: лӳмлӧ 'известный' (лÿм 'имя'), тÿжемле 'тысячный' (тÿжем 'тысяча'). Конечно же, здесь речь идёт о заимствованном из чувашского языка элементе. Вначале марийский язык заимствовал прилагательные с суф­фиксом -лО (напр, азап 'беда' + азапле 'беспокойный' < асап 'мучение' + асаплă 'мученический'), а потом этот суффикс распространился на исконные марийские слова. Необходимо отметить, что в марийском языке суффикс -лО не присоединяется к сочетаниям, состоящим из существительного и зависимого слова (напр. *кyгy лÿмлӧ) (см. Моisiо 1997, 30, 38), как суффикс -лĂ в чувашском языке. В таких случаях в марийском языке используется финно-угорский суффикс -ан, напри­мер: кугу лÿман 'с высоким званием' (кугу лÿм 'высокое звание', букв, 'большое имя'), ваштарешла значениян 'антонимичный' (ваштарешла значений 'антоним'), шуко миллионан 'многомиллионный' (шуко миллион 'много миллионов').
    Таким образом, в чувашском и марийском языках существуют три пары прилагательных, которые в обоих языках в составе словосочета­ний функционируют аналогичным образом. Схематически их можно изобразить следующем виде:
    
    
	чув.:	(1)	 (=-Ри & -хи)	(2)	[A+N]-лӐ	(3)	N-лӐ
	мар.:		-сО			[A+N]-aн		N-ан, N-лО

    
    Рассмотрим, как исследуемые производные прилагательные располага­ются в цепи других определений (Dеm + Num + А) существительного. В марийском языке прилагательные с суффиксом -сО могут опреде­лять сочетания прилагательного с существительным (А + N):
    
    
	мар.	[oпpeдeл.+N]-cO + [А + N]:
		(местное значение:)
		оласе йорло калык 'городские бедные люди',
		пÿтынь тÿнясе самырык калык 'юные люди всего мира';
		(временное значение:)
		шошымсо чевер кече 'весенный красивый день'.

    
    В таком же порядке в чувашском языке располагаются прилагательные с суффиксом :
    
    
	чув.	[oпpeдeл.+N]-м + [А + N]:
		(местное значение:)
		ют çĕршывсенчи тĕрлĕ-тĕрлĕ архивсем (1:15) 'различные архивы за рубежом',
		тĕнчери чи пысăк машинăсем (2:199) 'самые большие машины в мире',
		пуçĕсенчи шурă пилоткăсем (2:198) 'белые пилотки на их головах';
		(временное значение:)
		Октябрьти Аслă революци (2:199) 'Великая октябрьская революция',
		паянхи çăмăл мар самана (1:23) 'нынешнее нелёгкое время'.

    
    Составные определения, состоящие из сочетания прилагательного и существительного с суффиксом -ан в марийском языке и с суффиксом -лĂ в чувашском, располагаются перед сочетанием прилагательного и существительного одинаковым образом:
    
    
	мар.	[A+N]-oн + [А + N]:
		вияш неран кужака чурий 'продолговатое лицо с прямым носом',
		пÿжвÿдан ньымыра кид 'потная скользкая рука'.
	чув.	[A+N]-лĂ + [А + N]:
		лăпсăркка хӳреллĕ хĕрлĕ пакша (2:196) 'рыжая белка с густым хвостом';
		питĕ кăсăклă тата пĕлтерĕшлĕ паха истори çăлкуçĕ (1:17)
		'очень интересный и значи­тельный ценный источник истории',
		ырă кăмăллă ăслă ҫынсем (5) 'добродушные великие люди'.

    
    В марийском языке цепь определений типа прилагательное с суффиксом -ан + сочетание прилагательного и существительного (N-ан + [А + N]) встречается очень редко. Напротив, прилагательное с суффиксом -ан и непроизводное прилагательное перед существитель­ным являются однородными, например: ([N-ан & А] + N) изирак капан, чумыраш могыран рвезе марий 'малорослый молодой мужчина с круглым телом'; ([А & N-ан] + N): яшката, кужака йолан, чатката кап-кылан Елуш 'статная, длинноногая Елуш со стройной фигурой'.
    Перед сочетанием прилагательного и существительного определе­ния с суффиксом -лО в марийском языке и с суффиксом -лĂ в чуваш­ском языке (N-лО + [А + N] ~ N-лĂ + [А + N]), по-видимому, также редки. Напротив, в марийском языке эти разнотипичные прилагатель­ные часто являются однородными, например: ([А & N-лО] + N) пеш тале да куатле патыр 'очень смелый и сильный богатырь'. (Из чуваш­ского примера нет.)
    Далее рассмотрим, как эти производные прилагательные распола­гаются по отношению к числительным. Из типологических исследова­ний известно, что числительное стоит перед сочетанием прилагатель­ного с существительным.
    
    
	мар.	Num + [А + N]: кок шoҥгo пӧpъeҥ 'двое старых мужчин',
	чув.	Num + [А + N]: виçĕ çĕнĕ завод (2:199) 'три новых завода', 
		çитмĕл те çичĕ паттăр улăп (3:3) 'семьдесят и семь смелых богатырей'.

    
    Если определение состоит из сочетания определения и существи­тельного с суффиксом -ан, порядок будет другой - в этом случае прилагательное с суффиксом -ан располагается перед числительным:
    
    
	мар.	[oпpeдeл.+N]-ан + Num + N:
		Паки лÿман ик рвезе 'один парень по имени Паки',
		куд стволан кум миномет 'три шестистволь­ных миномёта',
		2-шo спряжениян кум глагол 'три глагола 2-го спряжения'.

    
    Прилагательное с суффиксом -сО также стоит перед числительным:
    
    
	мар.	N-сО + Num + N:
		шошымсо первый пеледыш 'первый цветок весны'.

    
    По-видимому, перед числительным нет составного прилагательного с суффиксом -сО.
    Также в марийском языке не употребляется производное прилага­тельное с суффиксом -лО перед сочетанием числительного и сущест­вительного. Другими словами, порядок N-лО + Num + N в марийском языке не существует. Предположительно, подобный порядок слов с прилагательным на -лĂ также отсутствует в чувашском языке (по крайней мере, нет таких данных).
    Далее рассмотрим, как располагаются причастия в цепи определе­ний. Самые распространённые причастия в марийском языке - это действительное причастие с суффиксом -шО (-шо, -шӧ, -ше), страда­тельное причастие с суффиксом -мО (-мо, -мӧ, -ме) и причастие будущего времени с суффиксом -шаш. В роли определений они распо­лагаются, естественно, перед существительным (Rеl + N): лудшо ÿдыр 'читающая девочка', лудмо книга 'читаемая книга'. В цепи определений они занимают место перед всеми другими определениями разных типов существительного, например:
    
    
	мар.	Rеl + А + N:
		тышке-тушко савырныше кужу корно
		'туда-сюда петляющая длинная дорога'.
	мар.	Rеl + А-он + N:
		тарантасеш кычкыме оҥгыран имне
		'в таран­тас запряжённая лошадь с колокольчиком'.
	мар.	Rеl + Num + N:
		толшо 2002-шo ий 'наступающий 2002-ой год'.

    
    В чувашском языке наиболее часто употребляются следущие виды причастий: действительное и страдательное причастие с суффиксом -АкАн (-акан, -екен), например: вулакан ача 'читающий ребёнок', вулакан кĕнеке 'читаемая книга'; причастие с суффиксом -нĂ, которое является нейтральным в отношении залога, например: вуланă кĕнеке 'читаемая книга', хăрнă ҫумкурăксем 'засохшие травы', и причастие долженствования с суффиксом -мАллА (-малла, -мелле), например: каймалла сын 'человек, который должен идти', пĕлмелле ĕç 'дело, которое надо знать'. (См. Кгuеgег 1961, 150-154, 158; Андреев 1966, 55-56.) Обычное их место в словосочетании, как правило, находится перед существительным и другими определениями:
    
    
	чув.	Rеl + А + N:
		тин çеççума чарăннă çумăрпа йĕпеннĕ ват юмансем (2:196)
		'старые дубы намокшие от недавно (букв, идти) переставшего дождя',
		хĕвелпе пиçнĕ çамрăк ачасем (2:198)
		'на солнце загоревшие юные ребята',
		хăма çуракан пысăк заводсем (2:199)
		(букв.) 'доски пилящие большие заводы' (= 'большие лесопилки'),
		хăюсем тĕртекен пысăк фабрика (2:199) 'большая фабрика, ткущая ленты'.
	чув.	Rеl + Num + N:
		Чĕмперти чăваш шкулĕ çинчен калакан 42 статьяпа документсем (1:16)
		'42 статьи и документы, расска­зывающие о Симбирской чувашской школе'.
	чув.	Rеl + N-и + N:
		çилпе типнĕ кĕрхи калча (2:196) 'от ветра засохшие всходы',
		чăвашсене выросла вĕрентмелли пирвайхи вĕренӳ кӗнеки (1:15)
		'первоначальный учебник русского языка для чувашей'.

    
    Определение с суффиксом -ти, которое называет одновременно место, может находиться перед причастием, но тогда оно действует лучше определением словосочетания, чем существительного, напр. Шупашкарти трактор пайĕсем тăвакан завод (2:199) 'Чебоксарский завод, который изготавливает части тракторов.
    Все наши примеры по марийскому и чувашскому языкам можно изобразить символами в двух однотипных таблицах. В марийских примерах встречились следующие сочетаний:
    
    
		(oпpeдeл.+N)-c0			+A		+N 
		(oпpeдeл.+N)-			+A		+N 
						(A & N-ан)	+N 
						(A & N-лО)	+N 
					Num	+A		+N 
		(oпpeдeл.+N)-ан		+Num			+N 
Rеl						+A		+N 
Rеl						+A-ан		+N 
Rеl					+Num			+N 

    
    Более подробный порядок определений существительного можно пред­ставить в виде следующей схематической цепи: указательное + при­частие + (oпpeдeлeниe+N)-пpoизвoдный суффикс + числительное + прилагательное + существительное.
    Примеры по чувашскому языку, количество которых оказалось меньше числа марийских примеров, содержали следующие сочетания:
    
    
		(oпpeдeл.+N)-и			+A		+N 
		(oпpeдeл.+N)-лĂ			+A		+N 
					Num	+A		+N 
Rеl						+A		+N 
Rеl		+N-и						+N 
Rеl					+Num			+N 

    
    Как видно из таблицы, порядок определений в чувашском языке анало­гичен порядку определений в марийском.
    Марийский и чувашский языки очень старые соседи, которые долго и интенсивно взаимодействуют друг с другом и имеют сейчас много общих черт (см. Серебренников 1960, 259-265.) Таким образом, в круг общих черт этих двух языков можно добавить одинаковый порядок определений существительного.
    
ЛИТЕРАТУРА
    Андреев, И. А. 1966: Чувашский язык // Языки народов СССР II. Тюркские языки. Москва. С. 43-65.
    Серебренников, Б. А. 1960: Категории времени и вида в финно-угорских языках пермской и волжской групп. Москва.
    
    Соmriе, Веrпаrd 1981: Тhе lапguаgеs оf thе Sоviеt Uпiоп. Саmbridgе.
    Наwkiпs, Jоhп А. 1983: Wоrd огdеr uпivеrsаls. Nеw Yогk.
    Itkопеп, Еrkki 1966: Кiеli jа sеп tutkimus. Неlsiпki.
    Jоhапsоп, Lаrs 1998: Тhе struсturе оf Тurkiс // Тhе Тurkiс lапguаgеs. (еds.) Lаrs Jоhапsоп & Évа Ágпеs Сsаtó. Воdmiп. 30-66.
    Кruеgеr, R. 1961: Сhuvаsh Мапuаl: Iпtrоduсtiоп, grаmmаr, rеаdеr, апd vосаbulаrу. Iпdiапа uпiv. рubl. Urаliс апd Аltаiс sеriеs 7. Вlооmiпgtоп -Тhе Наguе.
    Моisiо, Аrtо 1997: Маriп kiеlеп поmiпааlilаusеkkееп rаkеппе. Lisепsiааtiп-tutkimus. Тuruп уliорistоп suоmаlаis-ugгilаiпеп kiеlепtutkimus.
    Rijkhоff, Jап 1998: Огdеr iп thе поuп рhrаsе оf thе lапguаgеs оf Еuгоре // Соnstituепt огdеr iп thе lапguаgеs оf Еuгоре. (еd.) Аппа Siеwiеrskа. 321-382.
    Vilkuпа, Маriа 1998: Wоrd огdеr iп Еurореап Urаliс // Сопstituепt огdеr iп thе lапguаgеs оf Еuгоре. (еd.) Аппа Siеwiеrskа. 173-233.
    
ИСТОЧНИКИ ПРИМЕРОВ
    а. чувашского языка
(1) = Кураков, Л. П. 1997: И, Я. Яковлев тата унӑн пурӑҫӗн тупсӑмӗ // И. Я. Яковлев, Моя жизнь: Воспоминания.
(2) = Кruеgеr, R. 1961: Сhuvаsh Мапuаl. (См. выше.)
(3) = Атӑл паттӑрӗ (Халах юмахӗ) // Одюков, И. И. 1984: Авалхи тата атӑлҫи пӑхӑрсем синҫен калакан истори халапӗсем (I-ХV ӗмӗрсем). Вĕренӳ пособие.
(4) = Ленин тӗрӗслӗхӗ (Юмах) // Одюков, И. И. 1984: Авалхи тата атӑлҫи пӑхӑрсем синҫен калакан истори халапӗсем (I-ХV ӗмӗрсем). Вĕренӳ пособие.
(5) = Иван Яковлев: Чӑваш халӑхне пана халал (1921).
    
    б. марийского языка
    Моisiо, Аrtо 1997: Маriп kiеlеп поmiпааlilаusеkkееп rаkеппе. (Структура словосочетания в марийском языке.) (См. выше.)
    

 
Ссылка статьи :: Версия для печати

Последние изменения внес Chavash (2009-05-10 18:29:39). Просмотрено: 9243. Данную страницу Администраторы еще не просмотрели. Внесенные изменения могут быть потеряны!
Orphus

Баннеры

Счетчики

 
О сайте | Помощь сайту | Статистика
(c) 2005-2017 Chuvash.Org | Номер свидетельства о регистрации в качестве СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 68592, выдано 3 февраля 2017 года Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Содержимое сайта (кроме статей, взятых из других источников) публикуется на условиях CreativeCommons Attribution-ShareAlike 3.0. Вопросы по работе сайта: site(a)chuvash.org